Рыбаков оставили с грузом проблем

Рыбаков оставили с грузом проблем

Отсутствие законной возможности перегружать рыбопродукцию в местах укрытия – это надолго. Как оказалось, руководство погранслужбы считает такое положение дел правильным.

Напомним, что 27 января 2019 года вступила в силу статья 9.1 федерального закона о госгранице, согласно которой суда в случае неблагоприятных гидрометеоусловий могут заходить из открытого моря во внутренние морские воды и терморе для безопасной перегрузки, но только улова. Перегруз продукции оказался вне закона, что создало рыбакам головную боль.

В первую очередь это коснулось минтаевой экспедиции. Основной вид груза здесь – именно продукция. А погодные условия часто неблагоприятные, что заставляет флот искать безопасные места для перегруза у побережья.

Теперь, когда нельзя самостоятельно принимать решение о перегрузе продукции во внутренних морских водах и территориальном море, рыбакам остается три варианта. Во-первых, ждать от погранслужбы разрешения на безопасный перегруз, а затем следовать в разрешенные координаты. Во-вторых, ждать более спокойно погоды для перегруза в открытом море. В-третьих, перегружаться в штормовых условиях, рискуя жизнью и здоровьем экипажей.

Вот последствия этой ситуации на Охотоморской минтаевой путине 2019 года в цифрах. 150 суток простоя дальневосточного флота. Каждые сутки простоя на промысле – потерянный вылов примерно в 86 тонн для одного судна. Потеря вылова для всей экспедиции – 13 тысяч тонн. Непроизводственные расходы предприятий – 100 млн рублей.

Одной из площадок, на которых обсуждался этот вопрос, стал семинар в Союзе рыбопромышленников и предпринимателей Камчатки в марте 2019 года. Будучи участником того разговора, представитель Погрануправления по восточному арктическому району высказал позицию своего ведомства. По его словам, в первой редакции законопроекта разрешалась перегрузка и улова, и продукции. Запрет на перегруз продукции во внутренних морских водах и терморе погранслужба не планировала, поскольку такой запрет является нецелесообразным и даже абсурдным.

На первый взгляд, рыбаки, законодатели и пограничники пришли к единому мнению о том, что в законодательство вкралась техническая ошибка, которую необходимо исправить.

28 мая на заседании Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию был представлен соответствующий законопроект – «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части совершенствования порядка пересечения Государственной границы Российской Федерации». И вдруг выяснилось, что пограничники не считают нужным что-либо менять.

Начиная свое выступление, приглашенный в Совет Федерации первый заместитель руководителя Департамента береговой охраны погранслужбы Алексей Вольский предложил сперва разобраться, «кто наши рыбаки, а кто не наши». По его мнению, «не наши» – это рыбаки, которые экспортируют продукцию.

«Те суда, которые не заходят на территорию Российской Федерации и в порты, пользуются нашими биоресурсами, вывозят продукцию за рубеж, хотят где угодно и в любую погоду перегружать свою продукцию», – отметил Алексей Вольский.

По его словам, разрешение перегружать продукцию во внутренних морских водах и терморе повлечет негативные, непредсказуемые последствия не только для отдельной отрасли, а для всей экономики страны: «Сегодня мы будем рыбную продукцию перегружать на территории Российской Федерации, завтра будем перегружать продукцию нефтегазового промысла или какую-то иную, не знаю, какую…»

Такая отповедь вызвала недоумение среди участников заседания сенатского комитета. Никто не был готов к такому повороту дискуссии. А вот для рыбацкого сообщества – все это уже не ново.

Спор между рыбаками и пограничниками о том, что полезнее для Родины – уловы или продукция, возник давно. В качестве примера можно вспомнить 2013 год, когда камчатские пограничники обязали флот под угрозой миллионных штрафов везти весь прибрежный улов на полуостров, причем в виде только сырья. Тогда погранслужба заявила, что действует в экономических интересах региона и страны, стимулируя (по ее мнению) развитие береговой переработки и насыщение внутреннего рынка свежей рыбой.

Затем пограничные власти вроде согласились с тем, что лозунг «всю рыбу – на российский берег» не всегда экономически оправдан. Да и не должна погранслужба решать, какие виды продукции производить, в каких объемах и куда везти. У нее – другие задачи.

Казалось, тема была закрыта. И вот опять. Оказывается, пограничной службе все еще не дает покоя российский экспорт. А она в курсе, что президент ставит задачу перед бизнесом повышать экспорт в стоимостном и натуральном показателях?

Кроме того, стоит напомнить сотрудникам центрального аппарата пограничной службы, что все перегрузы (что в экономзоне, что в терморе) производятся только в присутствии государственных инспекторов, которые тщательно следят за соблюдением экономических интересов страны.

Но главное в том, что предмет нынешней дискуссии вообще не имеет отношения к вопросам экспорта и производства продукции. Речь идет о безопасности мореплавания. Запретив перегружать продукцию в местах укрытия при штормовых условиях, государство никак не повлияет на экспортные потоки. Те объемы рыбной продукции, которые, согласно контрактам, должны уйти в иностранные порты, туда так или иначе уйдут. Тем более, перегрузы продукции в открытом море никто не запрещает (и, кстати, здесь перегружается продукция, предназначенная не только за рубеж, но и на родной берег). Запреты, которые легли на перегрузы, лишь ввели компании в бесполезные расходы, что отразится не лучшим образом на зарплатах рыбаков и налоговых поступлениях в государственный бюджет.

Поэтому выступление Алексея Вольского прозвучало, по меньшей мере, странно. Особенно на фоне высказываний его коллег из региональных пограничных управлений, у которых на сей счет более взвешенные суждения.

Несмотря на эти неожиданно возникшие административные барьеры, Охотоморская минтаевая экспедиция освоила общий допустимый улов почти на 90 процентов, добыв более 840 тысяч тонн рыбы. Остаток (порядка 130 тысяч тонн) будет освоен в Охотском море летом и в осенний сезон. А в Беринговом море с мая предстоит выловить около 400 тысяч тонн минтая.

Рыбаки, конечно, справятся с этой задачей. Но, увы, им снова придется терять промысловое время и считать убытки из-за сложностей с перегрузами. А самое печальное, что руководство погранслужбы, как мы теперь знаем, не планирует искать компромиссные решения. Значит, проблема перекладывается на последующие годы.

Сергей НИКОЛАЕВ

01.06.2019 07:00
317

2 комментария

Александр
01.06.2019 17:20
Ребятки, похоже, зарплату получают не из бюджета! А может не столько из бюджета, а может вообще не из бюджета, им зачем переживать за доходы государства! Да и не ихняя это забота
Стас
03.06.2019 06:37
..., кто наши рыбаки, а кто не наши, «не наши» – это рыбаки, которые экспортируют продукцию. Судя логике этого недотепы руководителя Департамента береговой охраны погранслужбы, Фамилия Вольский, не НАША, так какого извиняюсь хрена этот демагог свой рот открывает! И вообще кто нас охраняет, это же вредители у них понятия Родина сводится к зарплате, погонам и пайкам!!!
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...