Благородная работа рыбовода

Благородная работа рыбовода

Сегодня гостьей нашей рубрики стала Елена Владимировна Ставенко – главный рыбовод Паратунского экспериментально-производственного лососевого рыбоводного завода

Елена Владимировна родилась в 1960 году в городе Светлом Калининградской области. Ее отец был капитаном. Когда маленькая Лена училась во втором классе, они с папой решили завести рыбок. «Чем я только не увлекалась, но всегда в конце концов возвращалась к рыбам. Наверное, этот аквариум сыграл свою роль», – вспоминает Елена Владимировна. Когда пришло время выбирать будущую специальность, сомнений не было – ихтиология и рыбоводство. Так, в 1977 году Елена Ставенко поступила в Калининградский технический институт.

«Когда мы уже поступили, старшекурсницы дали нам такое наставление: успейте выйти замуж до окончания института, потому что потом про личную жизнь придется забыть. Ведь если отправят по распределению в какой-нибудь рыбхоз, там тьма тараканья, никаких женихов», – смеется Елена.

Так сложилось, что всю карьеру ее муж Григорий Александрович Ставенко был рядом с ней. Причем в самом прямом смысле слова. Свою трудовую деятельность они начинали вместе и сегодня работают на одном предприятии: Елена Владимировна – главный рыбовод на заводе, а Григорий Александрович – заместитель начальника отдела воспроизводства в Севвострыбводе.

«После окончания института я по распределению попадаю на хутор Пригибский в Краснодарском крае. Там было большое карповое хозяйство. Мы вместе с мужем туда приехали и уже ждали первенца. Руководство, конечно, смотрело на меня снисходительно. А вот на мужа моего глаз положили», – вспоминает Елена Ставенко.

На всем хуторе не было ни одного детского садика, а это значило, что пока ребенок не пойдет в школу, о карьере рыбовода можно было забыть. Здесь же молодым специалистам обещали выделить отдельный дом. Но когда семья уже приехала, в него поселили бухгалтера, а им оставалась лишь съемная квартира. Одним словом, оставаться на хуторе не было смысла.

«Тогда мы написали письмо на Камчатку. Попасть сюда можно было только по вызову. Гриша уже летал на полуостров в командировку от Главрыбвода, когда еще работал на Центральной производственной акклиматизационной станции в Москве. И вот на него пришел вызов, а я осталась здесь рожать», – рассказывает Елена.

Через год она прилетает к мужу с ребенком на руках на Малкинский рыбоводный завод. Завод только открывался, а опыта выращивания лососевых у приезжих рыбоводов не было. Методом проб и ошибок они пытались выращивать первых мальков.

«У нас был опыт выращивания форели, а вот с чавычей, неркой и кетой никто не работал. Да и не было никаких источников, поэтому шли через форель. Сами придумывали корма, сами их готовили», – вспоминает Елена.

На заводе в то время закладывали всего 120 тысяч икринок чавычи, которую подращивали до 3 граммов. Через семь лет, когда семья Ставенко перешла на паратунский завод, первая закладка икры насчитывала чуть меньше миллиона штук. «Здесь уже корма на мясорубочке не покрутишь. Искали другие способы подращивания», – смеется моя собеседница.

Когда рыбоводы прибыли на место, завод скорее напоминал поле сражения. Долгое время он стоял на консервации, и единственное, что не успели разворовать, – рыбоводное оборудование.

«Все эти трубочки, сеточки, к счастью, оказались никому не нужны. Помню, как в конце здания одиноко сгрудились около 60 японских бассейнов для выращивания мальков. На месте завода была одна большая траншея, практически все помещения были недостроенные», – вспоминает она.

На заводе не была подведена даже вода, не говоря уже о других коммуникациях. Чтобы ремонтная бригада наконец подключила воду, сотрудники пошли на хитрость. Они заложили первую партию икры, самостоятельно подведя воду с помощью подручных средств.

«Мы закладывали 800 тысяч икринок кижуча. Через шланги вода шла в инкубаторы из Трезубца самотеком. На период инкубации нужно всего 1,5 литра воды в секунду. Но когда икру уже нужно было ставить на выклев, воды требовалось много больше. Тогда мы пригрозили строителям штрафами. Совсем скоро нас подключили к скважине», – рассказывает Елена Ставенко.

Первый день закладки икры считается днем открытия Паратунского экспериментально-производственного лососевого рыбоводного завода. Это случилось 30 октября 1991 года. Именно в этот период к своей основной работе приступили рыбоводы. «Поскольку при закладке кижуча понадобилась моя работа, первый рабочий день по трудовой книжке совпал с датой открытия предприятия», – говорит Елена.

В 1996 году в Трезубец в первый раз вернулась кета, доказав даже самим рыбоводам, что хоминг, о котором они читали в институте, действительно существует. Рыба шла практически по сухому ручью, полностью заполнив его собой.

«Это был и восторг, и слезы, и счастье! Я до конца не верила, что это правда. Тут же мальчишки начали за ней гоняться и таскать, да и браконьеры захлопали в ладоши. Помню, директор тогда говорил: «Лена, пусть народ наестся!» До сих пор наедаются».

Потом сотрудники завода посчитали соотношение самцов и самок в первый промвозврат – 2:1. Сегодня это соотношение составляет 20:1. «Здесь налицо селективный вылов. Да, у нас положительный опыт работы. Наша рыба приходит каждый год, но к кому она попадает в руки? Иногда складывается впечатление, что мы кормим только браконьеров. Хотелось бы, что к нашему труду относились как к полезной и нужной работе», – говорит моя собеседница.

Но браконьеры здесь не единственная проблема. Несмотря на то, что рыбоводы фактически восстановили дикую популяцию кеты, сегодня их работа считается экономически не выгодной. Финансирование сокращается.

«Последние два года мы находимся в позиции выжидания. Государство никак не может решить, что с нами делать: закрыть, финансировать или вовсе отдать в частные руки. Мы же, в свою очередь, за 25 лет успешной работы показали, что существуем не зря. Выгодно это или нет – другой вопрос. Но я считаю, с нами нужно разговаривать серьезно», – говорит Ставенко.

С первых лет работы паратунского завода здесь сформировался сильный и дружный коллектив. Сотрудники завода учились друг у друга тонкостям рыбоводного дела, а показатель их успешной работы – огромное стадо лососей, которое каждый год забивает Паратунку и весь ручей Трезубец.

«Практически все здесь посвятили больше 20 лет своей жизни заводу. Я помню, как к нам пришла Светлана Валерьевна Макаренко. Сегодня она начальник рыбоводного отдела. Андрей Осипенко, наш бригадир на стане, имеет за плечами огромный опыт. Никто так не знает станцию водоподготовки, как он. Я доверяю только его компетентному мнению», – говорит Елена Владимировна.

Любимая рыба Елены Ставенко – конечно же, кета. Во-первых, потому что она весьма устойчива к бактериальным заболеваниям. Во-вторых, она быстро растет и всегда возвращается домой. «Сколько мы ни закладывали кижуча, в такой массе он не приходит никогда. Может быть потому что, когда мы его выпускаем, он еще некоторое время кормится в реке и память о заводе стирается. С кижучем и повозиться надо. Чавыча тоже требует к себе больше внимания. Кормишь ее, а она может месяц не давать прироста совсем. А кета всегда стабильно – одну десятую за декаду».

Елена Владимировна признается, что профессия дает ей свободу. Рыбоводный завод для нее – это то место, где она смогла полностью реализоваться. «Я считаю, что главное – это знать, что ты делаешь, тогда другим людям трудно тебя сбить с намеченного пути. Именно это чувство знания и дает свободу. Особенно приятно, когда ты можешь свободно выразить свои мысли, свою позицию и к тебе начинают прислушиваться. А еще моя профессия дает мне много оптимизма. Ведь после того как я уйду, завод может даже закроют, но наша популяция еще какое то время будет существовать».

Яна ГАПОНЮК

24.08.2016 07:00
856

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...