Быть капитаном – значит быть свободным

Быть капитаном – значит быть свободным

Сегодня у нас в гостях Вячеслав Григорьевич Косаченко, капитан СРТМ «Герои Даманского» (АО «Озерновский РКЗ № 55»). Мы поговорили с капитаном о безопасности в море, о важности преемственности опыта и о том, что делает моряков свободными

Вячеслав Косаченко родился в 1974 году на реке Днестр в Молдавии. Когда мальчику было 12 лет, семья переехала на Камчатку на заработки. Родители планировали, что задержатся на полуострове всего на три года, но остались здесь на всю жизнь.

Детство будущего капитана прошло так же, как и у большинства советских ребят. «Футбол, велосипед, удочка – и до 12 часов ночи мы бегали на улице. Еще в школе ходил в судомодельный кружок», – рассказывает он.

Говоря о тех, кто повлиял на выбор будущей профессии, Вячеслав Григорьевич вспоминает о деде по материнской линии Леониде Пожидаеве, который когда-то окончил Одесское мореходное училище и был капитаном. Семейные корни сыграли свою роль. После девятого класса, когда пришло время определяться с будущей специальностью, юноша видел себя только капитаном.

В 1990 году он поступил в Петропавловск-Камчатское мореходное училище. Как признается мой собеседник, первые полгода дались тяжело.

«Представьте, парня в 15 лет оторвали от маминой юбки и отправили на казарменное положение. Глаза огромные и постоянно хочется есть. Но поскольку я там был не один, а еще около сорока таких же ребят, вместе мы справлялись», – говорит Вячеслав Косаченко.

Первая морская практика состоялась на БМРТ «Ихтиолог» от колхоза им. В.И. Ленина. Молодые люди проводили три часа на мостике и шесть часов в заводе. Зеленому курсанту посчастливилось в первый же рейс наблюдать за тем, как работает знаменитый капитан Виктор Гаврилов.

«Поскольку он был начальником экспедиции, у него кроме «Ихтиолога» под ответственностью было еще порядка десяти МРС. Для меня оставалось загадкой, когда он спал, потому что тормошили его постоянно», – вспоминает мой собеседник.

Вторая учебная практика прошла в «Океанрыбфлоте» на БАТМ «Алексей Стаханов» под руководством капитана Геннадия Уткина. Она тоже далась нашему герою нелегко. Вячеслав работал матросом добычи. Холод и изматывающие вахты в течение нескольких месяцев проверяли молодого человека на прочность. После каждой такой практики из мореходного училища отчислялись несколько курсантов, но наш герой прошел все испытания. К выпуску группы судоводителей из 40 человек осталось всего 20.

«Когда мы выпускались, наш преподаватель Сергей Анатольевич Глушак сказал: то, что вы здесь нам выучили на пятерки, там – это тройки в лучшем случае. Вот когда придете на пароход, руками потрогаете все это, только через два-три года с вас можно будет спросить. Вы забудете половину теории, но ваши руки будут знать», – вспоминает Вячеслав Григорьевич.

Окончив училище в 1994 году, он отслужил два года в армии, а после устроился в «Океанрыбфлот». Первый рабочий рейс прошел достаточно спокойно.

«Вышли в феврале, поскольку с декабря стояли на ремонте по графику. Рыбы было уже не так много, поэтому короткий промежуток отработали в Охотском море, потом перешли в Берингово. А когда пришли с рейса, 20 дней побыли на берегу – и снова в море. Зарплату тогда, как и по всей стране, сильно задерживали», – вспоминает мой собеседник.

Но, несомненно, первые годы работы в море – это постоянное взаимодействие с настоящими морскими волками, которые пережили если не все, то очень многое.

Мой собеседник уверен, что момент передачи опыта от моряка к моряку важен не только для молодого выпускника мореходного училища, но и для самого капитана. Он должен принимать активное участие в профессиональном становлении молодых специалистов и вовремя отходить в сторону, чтобы они могли проявить самостоятельность. Наш герой помнит таких капитанов: Анатолий Афанасьевич Шапошник, Александр Андреевич Пичуев, Сергей Анатольевич Кужилко.

«Помню, как Анатолий Афанасьевич и старпом Андрей Борисович Романчук учили меня ставить трал. Я стоял свою вахту и поднялся к старпому просто посмотреть. Они переглянулись друг с другом и ушли с мостика. Остался я и рулевой, который, видя мое переживание, сказал только: «Все хорошо, поставим». И поставили. Краем глаза я заметил, что они наблюдали за мной. Сейчас ко мне приходят после мореходки молодые ребята. Есть те, кто под запись в тетрадку тебя слушают, но долго при этом не решаются попробовать, а есть те, кто сами просятся в бой», – говорит он.

Капитан учит не только механическим операциям на судне, но и стратегическому мышлению. В рейсе важно видеть общую ситуацию на промысле и рассчитывать свои действия наперед.

«Часто в районе промысла движение судов бывает плотнее, чем на третьем транспортном кольце в Москве в час пик. Нужно, чтобы перед тобой всегда оставалось место для маневра. Нужно предугадывать действия твоих коллег. Эти условия диктуются в первую очередь из соображений безопасности. Рыба рыбой, но, как говорил один капитан, сколько взял людей – столько и верни. Меня так учили, и я так учу», – объясняет мой собеседник.

В разговоре о безопасности, мы не могли не затронуть тему, связанную с несчастным случаем на шхуне «Изумруд». Вячеслав Григорьевич считает, что методы борьбы с алкогольными привычками членов экипажа, которые применяет руководство предприятий, не эффективны. Единственная мера, которая может воздействовать на рыбаков, – это наказание рублем. На судах РКЗ-55 работают и сотрудники охранных предприятий, которые следят за дисциплиной, поддерживая связь непосредственно с капитаном и своим руководством. Уговорить стороннего человека на корабле закрыть глаза на пронос спиртных напитков и уж тем более присоединиться к выпивающей компании практически невозможно.

На РКЗ-55 Вячеслав Григорьевич пришел в 2009 году, когда ему предложили перегнать судно из Норвегии на Камчатку. После этого рейса он принял решение остаться на предприятии и уже через год вступил в должность капитана.

«Признаюсь, ноги дрожали. Ты – первая величина на корабле. Такая ответственность все-таки. Вот тебе дали корабль, ресурсы. Как ты себя поведешь? От твоих решений зависит очень многое. Нужно правильно распланировать весь рейс с минимальными затратами и максимальным результатом. Поэтому, да, мандраж был», – говорит он.

Для капитана важно наладить рабочие процессы не только на корабле, но и позаботиться о надежном тыле на берегу. Нашему герою это удалось. Начиналось все с честного разговора с будущей супругой.

«Я сразу предупредил, что меня месяцами не будет дома, и спросил, устраивает ли ее это. Она сказала, что устраивает. Так 20 лет вместе и живем – в согласии», – рассказывает мой собеседник.

Сейчас у него растут сын и дочка. Старший сын оканчивает в этом году школу и поступает в университет. Вячеслав Косаченко с теплой улыбкой делится историей о том, как узнал о рождении первенца.

«В феврале 1999 года я был в море. Это был крайний рейс в роли третьего помощника. На наше судно должна была прийти проверочная комиссия. Тогда капитаном был Сергей Анатольевич Кужилко. В один из дней он вызывает меня и спрашивает: «Ну что, готов?» Я отвечаю: «Конечно, готов. Карты откорректировал, пособия тоже, всех известил». А он улыбается: «Да нет! У тебя сын родился!» Это была огромная радость, и к такой новости невозможно подготовиться», – говорит капитан.

На мой вопрос, что больше всего он ценит в своей профессии, Вячеслав Григорьевич отвечает – свободу. Несмотря на четкий график работы, рейсовые задания, рыбак – все же не офисный работник. Уже в должности старшего помощника пропадает эффект «дежавю», поскольку перед ним стоит много задач и вопросов, которые приходится постоянно решать.

«Кажется, просыпаешься – там вода, там вода, суши не видно, и хорошо. Но внутри постоянно что-то меняется. А в должности капитана голова кипит круглосуточно. Поставили трал. А что делать, если рыба исчезнет? Обзваниваешь коллег, поднимаешь какие-то старые записи, анализируешь информацию, а потом принимаешь решение и двигаешься туда, куда сам решишь. Это и есть свобода», – объясняет Вячеслав Косаченко.

Яна ГАПОНЮК

05.04.2017 07:00
1196

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...