Шеф Валентина

Шеф Валентина

И все-таки интересно, судьба ведет человека по жизни или мы в силах определить свой путь, смело шагая к мечте? Об этом накануне праздника мы рассуждаем с Валентиной Мотреску, шеф-поваром с 15-летним морским стажем и просто очаровательной женщиной.

Студентка Львовского техникума общественного питания Валя наверняка бы очень удивилась, скажи ей кто-нибудь, что сердце свое она отдаст холодным морям и суровой жизни на огромных пароходах, что ее волшебным тортикам будут радоваться настоящие морские волки.

* * *

Впрочем, мысли о морской романтике у девушки появились уже в юности. Откуда? Где Львов, а где море? Может, из книг, которые она так любила, может, новости рассказывали о далеких портах Турции или Ливана, куда заходили советские суда. Известно только, что будущий технолог, поддавшись внутреннему порыву, написала в одесское пароходство. И знаете, через некоторое время прилетел вызов на рабочее место. Но в Одессу наша героиня так и не поехала: прямо перед госами родила дочь Марьяну. На ее место отправилась одногруппница Валентины. Да так и осталась, потому что вышла замуж за старпома. «Но мысль, что буду работать в море, сидела в голове, – рассказывает Валентина Петровна. – Если уж суждено, обязательно придешь к своей мечте. Только вот каким путем – покажет жизнь».

А путь вел на восток. Ровно 30 лет назад, как жена декабриста, она отправилась на далекий полуостров за мужем (после армии его вызвали на работу в Океанрыбфлот). Ребятам дали комнату в общежитии, затем семья получила квартиру. Дочек стало двое: компанию Марьяне составила сестра Анна. Не украинские кафе или рестораны, а камчатский Моргидрострой стал местом работы Валентины Петровны на несколько лет.

– Я работала на берегу, меня все устраивало, – продолжает свой рассказ Валентина Мотреску. – Но Союз развалился, дети подросли, пришла пора дать им образование. И хотя девочки окончили школу с отличием, на «вышку» пришлось зарабатывать, береговая зарплата не дотягивала. Так как квартиру мы получили в одном из домов «маленькой деревни» под названием Сероглазка и с соседями жили дружно, устроиться на работу в колхоз им. Ленина труда не составило. Поговорила со своими девочками, переделала гражданский диплом на морской и… В августе исполнится 15 лет, как я хожу в море. Пролетели они как один день.

* * *

– Мой первый пароход назывался «Атлантик-Квин». Сейчас – «Михаил Старицын». Вышла в море обычным поваром, но прямо в рейсе капитан назначил шефом. Я плакала, отказывалась. Казалось бы, работа привычная, но здесь все абсолютно другое – оборудование, специфика и режим: камбуз работает непрерывно, само море было в новинку! К тому же я никогда не занималась выпечкой хлеба. Как технолог, конечно, знала, как это делается, но на практике пришлось познавать все с нуля методом тыка. Никогда не стеснялась спрашивать совета, все уметь невозможно, даже сейчас. Теперь хлеб, да и вся остальная выпечка – мои любимчики. Дружу с тестом, чувствую его руками. Домашние всегда просят: «Мама, испеки торт», а внуки (одному 10 лет, другому – три) обожают мои блинчики. Секрет прост: я очень люблю то, что делаю. С плохим настроением можно запороть любое блюдо. Повара, бывает, меня спрашивают: «Петровна (поначалу я ругалась на такое обращение, но пришлось привыкнуть), что ты там шепчешь?» А я ведь действительно разговариваю с тестом, прошу его подняться, быть вкуснее. Особенно когда штормит. «Ты мой хор-ро-о-оший, – говорю будущему хлебушку, – мальчикам надо вкусно покушать! Труд у них тяжелый…» А сама себя ловлю на мысли: кто посмотрит со стороны, подумает: «Ну, приехала!»

Валентине Петровне довелось работать не только в колхозе, но и в «Поллуксе», и в Океанрыбфлоте. Ходила она на танкерах и даже на СРТМ-К, хотя женщин здесь не встретишь, болтанка больно суровая. «Но уж очень меня просили в зиму выйти, надо было товарищей выручать». Сейчас она трудится в компании «Экология плюс». У фирмы свой пирс, два танкера возят грузы. Но сердце шеф-повара все же принадлежит «рыбакам».

* * *

Жизнь в море полна историй – веселых и не очень.

– Однажды к нам (в Океанрыбфлот) часть экипажа привезли из г. Армавира. Утром вышли в рейс. Приходит на камбуз дневальная, молодая девчонка, рассказывает, что все дела закончила. Я люблю пошутить, все мои это знают. «Да не все ты сделала, говорю, надо подойти к старпому, мы уже получили персональные спасательные плотики...» «А я еще нет, – взволновалась девушка. – Какой он должен быть?» «Оранжевый, – отвечаю уверенно, – синенький не бери, это для мальчиков». Старпом тогда долго не мог понять, что происходит. И так, и эдак пытался объяснить ей, что персональных спассредств не существует. Думала, он меня убьет! Кстати, девушка эта потом познакомилась с парнем с тралвахты. Вся их любовь проходила у меня на глазах, наставляла влюбленных на путь истинный, когда ругались. После рейса они поженились и уехали в Армавир. Мы и сейчас на связи.

А то приехал повар из Владивостока. Приходит утром на камбуз со стопкой книг.

– Что ты принес? – спрашиваю.

– Книги! – отвечает. – Буду читать, как готовить надо.

Тут-то я и испугалась. Он месяц ходил по пятам с тетрадкой, все за мной записывал. «Берешь горсть соли…» – говорю ему. Он так и пишет. Да посмотри ж ты хотя бы для приличия, какая у тебя горсть, а какая у меня! Камчатцы, кстати, всегда знают свою работу. А вот приезжие частенько диплом повара покупают. Когда за спиной 99 человек экипажа учиться некогда!

Был еще один ученик. Из Калининграда. Попросила Серёжу сварить манную кашу. «Как ее варить?» – спрашивает. «Для начала надо промыть через дуршлаг», – пошутила я. Но «специалист» иронии не понял. Так и слил всю банку крупы в мойку… Если бы я хотела учить, преподавала бы на берегу, работала мастером производства, но в море приходят работать! Этого же искали по всему пароходу, часто находили спящим у матросов. Я же про сон забыла. Через два месяца терпение капитана лопнуло. Уже и слон бы научился, сказал он. Горе-повар нашел приют в обработке.

* * *

– Готовить мне никогда не надоедает – ни дома, ни в море, – уверена Валентина Мотреску, – это мой выбор. Хотя мама до сих пор его простить не может, ведь после отличной учебы в школе мне пророчили иняз. Но и по прошествии стольких лет считаю, что поступила правильно. Получаю огромное удовольствие от своей творческой работы. Помню, на «Старицыне» было дело: приготовила котлеты из белорыбицы (умею их делать и люблю). Прибегает стармех: «Из чего котлеты? Из курицы ведь?» «Из рыбы, конечно», – отвечаю. «Ах, проспорил!» – расстроился он. В любые рыбные котлеты я добавляю размягченное (как пластилин) сливочное масло. Хорошо вымешиваю в фарше. Так котлеты получаются сочные. Хлебушек не кладу, только сырую манку. На килограмм фарша примерно горсть крупы. Добавляю морковку и лучок. Правда, сырой лук в рыбные котлеты не кладу: он дает железный привкус. Прежде слегка припускаю на сковородке и через мясорубочку. Часто экспериментирую. Бывает, подглядываю секреты мастеров. Складываю свои собственные кулинарные пазлы.

* * *

– Лет 10 назад московские корреспонденты, приходившие на пароход, просили: расскажите о морской романтике. Да нет в море романтики, отвечаю, сплошная работа! Она только в книжках. «Что же тогда меня сюда тянет как магнитом? – спрашиваю сама себя. – Раньше понятно – детей надо было поднимать. А теперь-то что? Уже ведь на пенсии». Но документы всегда держу готовыми, а значит, в любой момент могу сорваться в рейс. Может быть, люди? Пожалуй! Ведь в жизни встречались в основном хорошие. С кем-то трудимся бок о бок ни один год, с кем-то судьба сводила на один рейс, но дружба остается.

Ее любит молодежь, многие зовут ласково – Мамуля. Да потому что смотрит на них, как на своих детей, жалеет. Особенно практикантов, ребят, которые впервые вышли в море, оторвались от мамы.

– Прибежит. «А можно яблочко?» Конечно, бери, говорю. Понимаю, что за угол не купит. Где-то поранился, бежит: пожалуйста, пойдемте со мной к врачу. Иду… Посажу, по голове поглажу, в макушку поцелую. Порой самой смешно: то в роли жилетки выступаю, то пожурю. Но почему-то никто не обижается. Уезжают с Камчатки, но не перестают звонить, в соцсетях находят, фотографии шлют: «Я женился! А вот наш ребенок. Приезжайте к нам в гости…»

Это не просто экипаж, это команда, где сущность человека как на ладони. И очень многое зависит от командира. Если он заботливый, то и атмосфера на пароходе спокойная, почти семейная. Я работала со многими хорошими капитанами, но, конечно, есть любимчик, – смеется Валентиа Петровна, – капитан Океанрыбфлота Андрей Борисович Романчук. Работать с ним – за счастье, настолько домашнюю обстановку создает. Склок не допускает, чутко следит за настроением своих людей, любую проблему решить поможет, даже если она на берегу.

* * *

– Самое тяжелое время в море – осень. Шторма один за одним. Работать невозможно, но надо, промысловое задание никто не отменял. И во льдах, как зимой, не спрячешься. Я не укачиваюсь, но таблетками «Драмина» всегда запасаюсь, вдруг кому пригодятся. Соленым огурцом или сухариком подкармливаю матросиков – когда начало качать, пить таблетки поздно. Редко, но бывало, что старпом распоряжался выдать сухой паек. И хотя на камбузе закреплено все, что только возможно, – оборудование, холодильники, даже посуда, – бывают шторма, срывающие крепеж. А если большой крен, из кастрюли все равно все выльется, как ни привязывай. Меня часто спрашивают, бывает ли страшно? А как же! Только «безбашенные» не боятся шторма! Но об этом обычно думать некогда – работы много.

Конечно, не обходилось и без трагедий. И люди бесследно пропадали, и нервы у некоторых сдавали, и санавиация зависала над пароходом не раз. Несчастные случаи зачастую от несоблюдения элементарных правил безопасности, от распущенности и безответственности. Не каждый понимает: наколобродишь ты, а пострадают все. Даже зуб заболел, и отлаженный механизм нарушен. Было со мной однажды такое. И вроде медкомиссию прошла, но зубная боль не отпускала целый месяц. И надо же, как нарочно, в экспедиции ни одного стоматолога, всю слизистую лидокоином сожгла. Но работу не бросила.

А вот горячее время – хороший улов. На подвахту не идут только капитан и наш шеф-повар. Но порой лучше бы она, потому что чай и ужин никто не отменял, а готовить и накрывать приходится одной на всех.

Наш заработок зависит от хвоста. Голодный человек не будет хорошо работать. Рефы плохо заморозили – пошла забраковка продукции. Заартачилась машина – в полсилы пашет завод. У тралвахты свой фронт работ, на мосту – свой. Здесь нет лишних людей, от каждого зависит успех и то, ради чего человек лишает себя комфорта и уюта, общения с близкими, идет на тяжелый труд, – рассуждает Валентина Петровна. – Поэтому, когда у меня есть время, люблю сходить в завод, помочь ребятам. И работу эту знаю. А если ко мне на камбуз придут дневальные матросы, помогут картошку почистить или ведро с рыбой донести, в долгу не останусь, всегда вкусненьким угощу. Так что помощники у меня не переводятся.

* * *

В море ценят простые радости. Вот на льду отдыхают маленькие пушистые белечки – только черный носик и глазки выдают, а мама с папой вокруг плавают. Вот громкая связь прорезалась: «По правому борту киты!» И вот уже экипаж наблюдает за фонтанами махин, размеренно следующих своим путем.

– И хотя мой обычный маршрут – это каюта – камбуз – каюта, иногда так приятно присесть поболтать с девчонками. А сауна! Негласное правило на судне: наше время – это 2 часа два раза в неделю после ужина да с веничком, да с масочками разными. Женщина в море всегда остается женщиной. А вот мужчины здесь – не мужчины, а рыбаки! – смеется Валентина Мотреску. – 8 Марта в море – всегда праздник! Поздравляют все – от командира до матросов, дарят хорошие конфеты, можно и потанцевать. В свою очередь, я обеспечиваю каждого именинника тортом. Иногда к нему добавляю пачку кофе, фрукты или конфеты. А уж на Новый год, его тоже доводилось отмечать в рейсах, закатываем шикарный праздничный обед. Разнообразие вносят и ремонты портах Кореи, Китая. Можно прогуляться, подыскать подарки для родных. Однажды в Даляне нам сделали подарок – поездку. Ездили в Порт-Артур. Очень там понравилось: чистое, ухоженное кладбище российских героев. Приятна такая забота...

Китай нравится даже больше, чем Корея. Народ здесь дружелюбный, нас и в гости домой приглашали, и в национальный ресторан, где довелось попробовать каких-то жучков и мушек. Во Франции лягушек и улиток ела: что ж я, здесь откажусь?

А еще есть на флоте одна старая-добрая вкусная традиция, которая еще больше сплачивает коллектив. Если выдается свободное время (что, конечно, бывает крайне редко), все желающие собираются в столовой команды и лепят пельмени. Вы не поверите, но мужчины порой спрашивают: «А когда в следующий раз будем лепить?» Есть и фанаты, которые не пропускают ни одного дня лепки.

* * *

Дома Валентину Петровну ждет семья и дача. «Мамочка, когда же ты приземлишься на берегу?» – спрашивают девочки, обещают открыть ей свою мини-пекарню, чтобы воплотить любую задумку, самый смелый эксперимент. Но по огоньку в ее глазах видят: распрощается она с морем не скоро, а потому за теплицами придется снова следить самим. Там, на даче, свой сказочный уголок с цветами, фонтанами, фигурками птичек и гномиков. Что ж, наша героиня выросла на земле – бабушка жила в деревне, так что с детства в огороде наработалась. Оттуда и ее любимое блюдо. На Камчатке о таком знать не знают.

– Дома его не готовлю, дети не поймут, – делится Валентина Петровна, – но мама всегда встречает им на Украине. С виду это обычные голубцы, но начинка… Тертая на мелкой терке картошка с зажаркой, немного пшеничной каши. В капустном листе все эти ингредиенты тушатся на медленном огне часа два. Затем их заливают сметанным соусом. И снова на медленный огонь. Ничего вкуснее в жизни я не ела!

– Я люблю у мамы абсолютно все блюда, – рассказала мне дочь Валентины Петровны Марьяна Талапина. – У нее просто нет невкусной еды, это все подтвердят. К сожалению, ни у меня, ни у сестры так не получается. Дома мама тортики на каждый праздник размером с целый противень готовит! Потому ее на все суда готовы с руками оторвать: экипажи, с которыми она работала, были накормлены по-домашнему. Общалась с ребятами с маминых пароходов, ее выпечку до сих пор вспоминают, говорят: нам даже дома никто так не готовил.

– Странно, но у нас в семье нет больше никого, кто связан с ресторанным бизнесом. Есть медики, артисты, педагоги, обе дочки – юристы с красным дипломом, но ни одного работника общепита. Старший внук Саша – чемпион края по кикбоксингу, представляет край на межрегиональных конкурсах по английскому языку, радует школьными оценками. Кем внуки вырастут? – задается вопросом счастливая бабушка. – Не знаю, главное, чтобы были хорошими людьми.

Дарья КОЖЕМЯКА

10:05
442
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...