Начнём с минтая!

Начнём с минтая!

Отшипели брызги шампанского, разбитого о борт, отгремели фанфары торжественной встречи в родном порту, улетели из Петропавловска представители завода «Янтарь» и норвежские специалисты, донастроившие уже здесь, на месте, оборудование новенького, во многом уникального для России камчатского траулера-сейнера. И теперь «Ленинец» с начала февраля по конец апреля – в первом промысловом рейсе.

Это значит, что работает экипаж вместе с сейнером в таком режиме: вышли в район промысла, поймали рыбу, пришли к пирсу родного колхоза, сдали улов на фабрику и снова в море. Это все равно что уйти в минтаевую экспедицию на три месяца – выходных нет. Есть только «штормовая», которая позволяет немного постоять в порту, кому-то из экипажа повидать семью, а нам позволила в минувшую субботу встретиться с капитаном «Ленинца» Виктором Ворошиловым и частью вверенного ему коллектива.

Поднимаемся на мостик «Ленинца» (здесь, как на космическом корабле!) и сразу после вопроса: «А где здесь руль?» (ребята говорят, что его здесь задают абсолютно все) за чашечкой кофе беседуем о первых промысловых подъемах, о непростом графике работы и вообще о рыбацком мастерстве, которому, увы, не учат в университетах.

Оказывается, столь плотный график рыбаки вовсе не считают тяжелым. Говорят, что для многих «бегать» туда-сюда – это даже лучше, чем уйти на три месяца в автономку в экспедицию. Хотя почти все члены экипажа «Ленинца» в разное время работали и в таких рейсах. Работая «на город» во время сдачи улова или штормовой есть возможность сойти на берег, а в остальном, говорят рыбаки, все точно так же, как в экспедиционном рейсе: «Как будто ты в экспедиции рыбу ловишь и на плавбазу сдаешь. Только сейчас наша «плавбаза» – это фабрика на берегу».

Первый выход «Ленинца» в море на Камчатке был с иностранцами на борту. Норвежские специалисты приехали, чтобы провести донастройку промыслового оборудования. Делали они это совместно с представителями завода «Янтарь»: сначала провели работы на берегу, а затем вышли на промысловые испытания. «Нужно было на практике увидеть, как судно тянет трал, как оно с ним маневрирует, как насосы работают, ну и, в конце концов, как рыба будет себя в трюмах чувствовать, – рассказывает Виктор Ворошилов. – Первый трал поставили просто в качестве тренировки, а второй уже непосредственно на добычу. Волновались немного, но все сразу получилось». И пришел первый трал «Ленинца» вовсе не с тиной морской, как в сказке Пушкина, а с хорошим уловом – почти 80 тонн минтая. Рыбу «разлили» по трюмам и сразу пошли на сдачу – испытывать вторую часть оборудования: смотреть за тем, как рыба в трюмах с водой переживает транспортировку и как ей дается двойная перевалка – из трала в трюм, из трюма – на фабрику. И все прошло замечательно!

Надо сказать, что даже для опытных рыбаков эта рыбалка была и интересной, волнительной и непривычной одновременно. А уж для нас, привыкших видеть момент подъема трала с рыбой на промысловую палубу добытчика на видео или фото, вообще было невдомек: как этот сейнер ловит и привозит живого минтая? Промысловая палуба здесь всего несколько метров, привычного глазу слипа на корме нет, трал в состоянии покоя намотан на огромный барабан, который, собственно, и занимает почти всю промысловую палубу, а сбоку от него лежит толстенная мягкая труба с металлическим наконечником. Как рыба попадает на борт, а точнее в трюмы, где на палубе от нее чешуя и почему нет характерного для промысловой палубы аромата?

«Все дело в том, что трал с рыбой мы на борт не поднимаем, – поясняет нам капитан. – Рыба с промысловой палубой контакта вообще не имеет. Трал с уловом подтягивается к корме и наматывается на барабан так, что в воде остается куток с рыбой. Концевая его часть тоже заводится к корме. Устройство, которым оканчивается труба рыбонасоса, опускается в куток трала и прямо из него засасывает рыбу вместе водой. На определенном этапе вода отделяется, рыба попадает в накопитель, а из него распределяется в трюмы, заполненные частично водой».

Вода, кстати, в трюмы набирается за бортом прямо в районе промысла и при необходимости охлаждается почти до нуля градусов. Такая температура воды поддерживается автоматикой судна во все время нахождения рыбы в трюмах до сдачи на фабрику. Рыбаки рассказывают, что сверху можно заглянуть в любой из трюмов и увидеть, как минтай плещется внутри по дороге на фабрику.

Для тех членов экипажа «Ленинца», которые ранее работали на сейнере-траулере «Громобой», процесс выборки рыбы прямо из воды в трюм оказался не в новинку. Единственное отличие его оказалось в том, что «Громобой» забирает улов только у борта. Это не совсем удобно, потому что судно приходится останавливать, и при большом волнении моря выборка бывает трудоемкой. «Ленинец» же может брать рыбу и у борта, и у кормы. При кормовом процессе траулер не останавливается, идет дальше, экономя время перехода.

Сегодня живой «ленинский» минтай на колхозной фабрике перерабатывается сразу в несколько видов продукции и, конечно, поступает в охлажденном виде на прилавки Петропавловска. Готовить что-то из такой охлажденной рыбки – одно удовольствие!

А «Ленинец», который, напомню, оборудован сразу под несколько орудий лова – трал, снюрревод и кошелек, уже готовится к дальнейшим испытаниям. Виктор Ворошилов в конце февраля отбывает в Норвегию для того, чтобы поднатореть с норвежскими рыбаками в кошельковом лове.

«Мы на «Громобое», конечно, ловили кошельком году в 2016-м… Но очень хочется сравнить наш и норвежский опыт, набраться успешной практики, – говорит капитан. – Затем у нас в планах выйти в июне на кошельковый промысел иваси и скумбрии. Потом на прием красной (лосося) пойдем. Будем принимать улов с прорези и доставлять на фабрику. Надеемся, что к тому времени в Петропавловск уже придут и «Командор», и «Ударник» – будем работать вместе».

Наверное, это очень правильно – учиться у более опытных профессионалов, даже если ты уже капитан. Тем более это нужно делать молодым, только пришедшим на рыболовный флот ребятам. Рыбалке их не научит ни один университет, а знать и уметь управлять таким современным добытчиком, как «Ленинец», – большая удача. Сегодня в экипаже «Ленинца» нет вакансий, и, по словам Виктора Ворошилова, здесь ценен каждый человек.

«Мне есть с чем сравнивать, – говорит он, – потому что я поработал на разных добытчиках. «Ленинец» – это настоящий дом на волне. Быт здесь обустроен как дома. Экипаж маленький – как одна семья. Человеку, который вдруг не подходит этому экипажу, невозможно здесь затеряться в толпе, поэтому климат в коллективе всегда хороший. Каюты удобные, в каждой свой санузел и душ, замечательный камбуз, столовая и комната отдыха, прачечная, спортивный зал даже есть… Везде чистота и порядок. На мостике мы вообще без обуви ходим. Такие пароходы, как «Ленинец», меняют отношение к работе, меняют менталитет рыбака, и только в лучшую сторону».

По всему видно, что рыбаки уже по-настоящему полюбили свой сейнер. Называют его в шутку «пылесосом», а на самом деле горды тем, что он заработал как надо и уже оправдывает возложенные на него надежды. Значит, будут у сейнера хорошие уловы, у рыбаков – заработки, а у нас свежая рыба!

Светлана СОЛОВЬЁВА

На фото: члены экипажа судна «Ленинец», крайний справа – капитан Виктор Ворошилов.

Начнём с минтая! 0
12:10
804
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...