Новая жизнь судоверфи

Новая жизнь судоверфи

Петропавловская судоверфь готова вернуть себе славу одного из ведущих судоремонтных предприятий Дальнего Востока. И хотя на этом пути предстоит сделать еще много, уже сегодня очевидно, что кризис преодолен и худшие времена остались в прошлом

Петропавловская судоверфь начала работу в 1936 году. За полвека Советское государство вложило в ее развитие много сил и средств. Это было мощное предприятие, настоящий город в городе со своей электростанцией, АЗС, бомбоубежищем.

В 1990-х, когда объем судоремонтных работ на Камчатке рухнул почти вдвое, ПСРВ сумела выжить и сохранить инфраструктуру. Но дела здесь обстояли неважно. С 2010 года новости о судоверфи носили только печальный характер. Когда в 2014-м предприятие было признано банкротом, это никого не удивило. Вопрос был лишь в том, кто и за сколько купит его имущество.

Основные объекты шли с молотка единым лотом, что позволяло сохранить судоверфь как единый комплекс. В 2018-м Петропавловскую судоверфь приобрела группа камчатских компаний – ООО «РПЗ «Сокра» и ООО «Поллукс», которые обошли на повороте китайского инвестора. Спасибо им, что эта важная для нас территория не стала де-факто иностранной. Но купить ПСРВ – лишь первый шаг. Чтобы поднять его из руин, потребуется сделать еще много трудных шагов.

Для управления судоверфью создано отдельное предприятие – АО «Комкон». Его гендиректор Андрей Обедин рассказывает, что за прошедший год в судоверфь вложено около 40 млн рублей. Начали с самого необходимого: были обеспечены охрана, пропускной режим и круглосуточное наблюдение. В результате прекратилось разграбление судоверфи, вандализм. Примерно на 60 процентов восстановлено энергоснабжение территории. Куплены две новые трансформаторные подстанции, чтобы полностью наладить работу энергосистемы и сделать ее безаварийной. Продолжается восстановление канализации, водоснабжения, очистных сооружений и т. д.

На нынешнем этапе самая сложная задача – поднять затопленные плавучие доки. Их два. У одного под номером 3 длина 34 метра, валовая вместимость 272 тонны. У второго (№ 4) – более 130 метров, 7,7 тысячи тонн.

Мне приходилось бывать на них семь лет назад, когда они еще держались на плаву, но уже были брошены на произвол судьбы. С первого взгляда становилось ясно, что дело – швах. Свет в отсеках отсутствовал, оборудование дышало на ладан. Судоверфь не обеспечивала доки ни электроэнергией, ни аварийным запасом топлива. В случае ЧП экипаж не смог бы запустить ни один механизм для борьбы за живучесть. Да и запускать было почти некому: народ, не получая зарплату, отсюда разбегался. Несмотря на предписания прокуратуры, решения судов и других грозных инстанций, попыток предотвратить гибель доков не наблюдалось. И они неизбежно затонули на месте своей стоянки – во внутреннем ковше ПСРВ.

Это в наших традициях: довести ситуацию до тяжелых последствий, чтобы потом кто-то в режиме подвига исправлял произошедшее. Новым хозяевам судоверфи придется дополнительно потратить еще несколько миллионов, чтобы вытащить «утопленников». Контракты на подъем доков заключены с компаниями, которые специализируются на работах такого рода.

После подъема док № 3 имеет некоторые шансы на восстановление. Если удастся вернуть ему рабочее состояние, в нем можно будет доковать суда типов РС и СТР-420. А вот дальнейшая судьба дока № 4 – под большим вопросом. Он не просто прогнил и весь течет, но и был разграблен охотниками за металлом. Его ремонт потребует колоссальных денег.

Пока идет подготовка к подъему доков, специалисты Дальневосточного научно-исследовательского института морского флота проводят полное обследование причалов и связанной с ними инфраструктуры. Это необходимо, чтобы спланировать ремонтные работы, провести паспортизацию причальных сооружений для дальнейшей эксплуатации.

«Когда мы приобрели ПСРВ, обсуждали разные варианты ее использования. В итоге пришли к мнению, что необходимо сохранить ее именно как судоверфь, – рассказывает Андрей Обедин. – Мы ставим цель создать здесь кластер по комплексному обслуживанию судов рыбопромыслового флота, строительству мало- и среднетоннажных судов».

Уже сегодня рыбаки могут заказать на судоверфи изготовление технологического оборудования, ремонт судовых двигателей и механизмов, корпусные работы. Эти услуги оказывают компании, которые арендуют здесь помещения и производственные мощности.

«Мы заинтересованы в том, чтобы таких предприятий на территории ПСРВ становилось больше. Стараемся обеспечить им условия. Восстанавливаем энергоснабжение в том числе в их интересах. Теперь им не надо начинать рабочий день с запуска «дизелей», включая эти расходы в стоимость своих услуг», – рассказывает Андрей Обедин.

По его словам, сейчас идут переговоры с потенциальными инвесторами, в том числе зарубежными. «Мы готовы предложить им долю в акционерном капитале, но не больше 50 процентов. Предприятие должно остаться российским», – говорит мой собеседник.

Чтобы увидеть потенциал Петропавловской судоверфи, достаточно взглянуть на географическую карту. Рядом – Охотское и Берингово моря, где идет активный промысел. Будь в Петропавловске современная база судового ремонта и обслуживания, весь флот был бы здесь, а не в Пусане. Для справки: переход судна в Пусан обходится его владельцу до 200 тысяч долларов, что сопоставимо со стоимостью межрейсового технического обслуживания единицы флота.

Кроме того, ПСРВ претендует на режим свободного порта, а это отсутствие таможенных пошлин и НДС при импорте материалов и запчастей, сокращенное время таможенной очистки и пересечения госграницы, налоговые льготы.

Чудес не бывает. Заметных перемен к лучшему предстоит ждать долго. Впереди нелегкий путь. Однако возродить судоверфь – дело не только бизнеса, это вызов всему нашему краю и федеральному округу. Предприятие (когда-то союзного значения) можно поднять только сообща. Хватит ли нам сил и мер государственной поддержки для такого важного проекта? Надо постараться, чтобы хватило.

Кирилл МАРЕНИН

18:20
559
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...