Воины погоды

Воины погоды

80 лет назад в пространстве над территорией необъятной страны под названием Союз Советских Социалистических Республик тяжелой тучей нависло слово «война». Самая мирная из всех – служба погоды – вмиг перешла на военное положение

Труд метеоролога неприметен, но его результатами мы пользуемся, когда вздумается: строим планы на выходные или размышляем, что надеть на работу. Нам достаточно заглянуть в смартфон, чтобы понять, отменят ли завтра занятия ребенку из-за циклона. И хотя метеослужба не гарантирует стопроцентную точность прогноза, ее данные год от года все точнее. Например, прохождение урагана теперь можно определить с погрешностью всего в 200 км. На помощь приходят космические спутники, данные гражданской авиации, примерно 6 тысяч метеостанций, разбросанных по всему земному шару, 1 500 из них – российские.

Белые пятна на карте

Так было не всегда. 80 лет назад в пространстве над территорией необъятной страны под названием Союз Советских Социалистических Республик тяжелой тучей нависло слово «война». Самая мирная из всех – служба погоды – вмиг перешла на военное положение. В июне 41-го работу 3 941 метеорологической, 240 авиационно-метеорологических, 190 аэрологических, 4 463 гидрологических станций и постов, 4 заводов по производству спецоборудования и одного научно-технического издательства ГУГМС обеспечивало около 30 тысяч сотрудников.

За несколько дней до подлого вторжения фашистов на нашу территорию метеорологи почувствовали неладное – данные западных стран Европы стали обрывистыми, а потом и вовсе исчезли. «Обрезанной» во время лихолетья прогнозисты называли синоптическую карту. По мере продвижения вражеских войск, пустоты, как опухоль, расползались по карте нашей страны. Расширить ее рамки стало главной задачей ведомства – теперь уже главного управления Гидрометслужбы Красной Армии и военно-морского флота. Да, воины погоды не шли под пули, не направляли на вражеские танки свои самолеты, не закрывали грудью амбразуры (большинство эвакуировали в Свердловск, Мурманск и Архангельск), однако их вклад в Победу трудно переоценить.

Всю войну ведомство возглавлял Евгений Константинович Фёдоров – генерал-лейтенант инженерно-технической службы, Герой СССР. Гидрометеорологическое обеспечение ВВС, ВМФ и наземных войск, научно-исследовательские и опытно-конструкторские, метеошифровальные работы, подготовка серийной гидрометеорологической техники, международное сотрудничество в области военной гидрометеорологии – эти и другие направления он контролировал лично.

Парад мужества и точного прогноза

Данные о погоде стали «ценностью особого вида оружия», военной тайной. Синоптики использовали метеорологический шифр, то и дело меняли код. Ошибки стоили жизни советским воинам. Яркий пример сочетания мужества и удачного прогноза по ограниченному количеству данных вошел в учебники синоптической метеорологии. Это парад 7 ноября 1941 года. В то время как враг минировал мосты и заводы, вел тяжелые бои в каких-то десятках километров от Москвы, парад, по мнению Сталина, мог стать примером силы духа наших воинов, укрепить веру в победу советского народа. И стал. Наблюдая в ясном морозном небе лунное гало, метеорологи не сомневались: приближается циклон, он скроет от глаз вражеской авиации участников парада. Историческое событие придало сил армии и тыловикам, но пошатнуло боеспособность врага. Гитлер, узнав о параде, отправил на Красную площадь бомбардировщики, но ни один не долетел – помешала пурга. Мало кто знает, но свой путь Сталин начал с должности вычислителя-наблюдателя геофизической обсерватории Тифлиса, где на протяжении трех месяцев собирал данные измерительных приборов о температуре воздуха, облачности, ветре и давлении.

Со временем пробелы на карте стали пополнять данными, полученными партизанами на оккупированных территориях Смоленщины, Белоруссии. Изобрели метеодесантников – компактные автоматические метеостанции. Забрасывать их в тыл врага предложил опять же Иосиф Сталин. 4 раза в день станции послушно выходили в эфир. За каждым из 4 млн вылетов – тяжелый, кропотливый труд разведки погоды. Создание водной преграды и использование уровня снежного покрова не позволили вражеским танкам добраться до Москвы. Мороз был на нашей стороне в битве за Сталинград, ковал знаменитую Дорогу жизни, во множестве великих сражений свою весомую роль сыграли точные прогнозы.

Памятника военному метеорологу в России нет до сих пор, но самый высокий монумент России (141,8 метра) на Поклонной горе нуждается в постоянном наблюдении за силами природы. Каждые десять сантиметров конструкции символизирует один день страшной войны. От скорости и направления ветра, температуры воздуха и положения солнца зависит амплитуда колебания строения.

Иду на грозу

«Гидромет – полувоенная структура», – рассказывает начальник ФГБУ «Камчатское УГМС» Вера Полякова. Вера Степановна – первый метеоролог в своей семье, человек из породы романтиков. Прочитав книгу Даниила Гранина «Иду на грозу», она захотела прикоснуться к неведомым, порой страшным явлениям природы, понять их, приручить. Когда пришло время поступать, Полякова без сомнений выбрала профессию синоптика-метеоролога. 15 лет проработала на авиационной метеостанции, затем перешла в гидрометеорологию, где трудится уже более 20 лет, из них 4 – начальником управления.

– Мы, как врачи, наблюдаем за изменениями погоды, радиационного фона, загрязнением атмосферы и прочими составляющими окружающего мира, – рассказывает Вера Степановна. – В военное время служба погоды автоматически отвечала за безопасность артиллерии, авиации и других служб. Сейчас гриф секретности снимают, а мы начинаем узнавать, что же происходило с метеослужбой в те годы, пытаемся найти материалы о людях, которые шли к Победе в очень сложных условиях. Невыход на смену синоптика, пропуск сводки тогда приравнивался к предательству, карался по законам военного времени. Жестокое было время, но люди перенесли испытания достойно.

Еще до войны

Вера Полякова познакомила с профессором, доктором исторических наук, гл. н. с. Института российской истории Российской академии наук, действительным государственным советником РФ III класса Николаем Бугай. Сейчас он пишет книгу об истории метеорологии Камчатского края. Николай Фёдорович поделился наработками с читателями «Рыбака Камчатки».

К слову, Росгидромет два года назад отметил 185-летний юбилей. Камчатское управление Гидрометеорологической службы образовалось на сто лет позже. Хотя первые гидрометеоданные на полуострове получил русский путешественник С.П. Крашенинников в период Великой северной экспедиции.

– Сеть метеослужбы в Камчатской губернии первой половины 1930-х годов состояла из 18 морских, 6 метеорологических станций, 18 водомерных и гидрологических постов. Об этом на страницах газеты «Камчатская правда» от 26 августа 1948 года сообщает работник центрального аппарата Гидрометслужбы, первый начальник петропавловского управления Гидрометслужбы Макар Ефимович Иванов, – рассказывает Николай Фёдорович. – Ему предстояло вести в будущее группу метеорологов, консолидировать сотрудников вокруг общей цели, разрабатывать новые технологии метеонаблюдений, заниматься организацией службы погоды. К началу войны метеорологическая сеть включала уже 29 разных направлений метеостанций и 18 гидропостов, на которых трудилось более 140 сотрудников.

В то время пристальное внимание уделялось ведущим отраслям народного хозяйства: автотранспорту (земному и воздушному), Вооруженным силам, а главное – рыбной промышленности Камчатки, «акватории омывающих ее морей Охотского, Берингова и Тихого океана». Определялся порядок и характер обслуживания судов рыбной промышленности, которым давали рекомендации по плаванию наивыгоднейшим и безопасным путем, а также по спецзаказам.

– Уже в мае 1940 года начались преобразования в военной структуре области. Первым делом сформировали местный стрелковый батальон в составе 35 человек, – рассказывает Николай Бугай. – Затем перешли к более крупному воинскому подразделению в структуре ТОФ, назначив командиром капитана 3 ранга Дмитрия Георгиевича Пономарева. А в июне начала службу Петропавловская военно-морская база Тихоокеанского флота. Историческим моментом становится создание Военного гидрометеорологического комитета при генеральном штабе Красной Армии.

Специалисты сектора службы погоды в 1940 году строили большие планы. Они увлеченно обсуждали научную работу «Шторма полуострова Камчатка», снабжение труднодоступных станций на мысе Африка, острове Медном и других, а также Начики, Козыревск, Никольское, планировали открытие новых метеостанций в Эссо и на мысе Кроноцком, создание шаропилотных пунктов в Милькове, Ключах, Долиновке, думали о превращении действующей Петропавловской станции в обсерваторию, о создании радиопункта на мысе Лопатка и другом.

Подготовкой проекта по теме «Притоки реки Камчатка» успешно занималась синоптик Е.К. Кащеева. За ней закрепили синоптический обзор по Авачинской бухте города. В 1940 году выходит выпуск «Сведения об уровневых водах на реках и озерах СССР» с разделами о бассейнах Северного Ледовитого океана, а также «Материалы по мелким рекам» под редакцией инженера-гидрохимика М. Цыхоцкой.

Камчатская погода под грифом секретности

В первый же месяц после нападения фашистов добровольцами на фронт уходят инженеры и техники. Кадровую брешь пытаются заполнить домохозяйками, подростками. Теперь и им приходится отлаживать гидрометобеспечение нужд фронта. Уже в 1942 году в артиллерийских частях появляются дополнительные авиаметеоцентры для наблюдения за баллистическим ветром.

В качестве метеоролога в сентябре 1941 года пополнить ряды Красной Армии призывают начальника петропавловского управления Гидрометслужбы Макара Иванова. В звании инженер-майора с Первым Белорусским фронтом он пройдет до Германии через Польшу, Чехословакию, Венгрию. Среди его наград – Знак Почета Московского военного округа, ордена Ленина и Отечественной войны 1-й степени, медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». После демобилизации Макар Ефимович переходит на должность начальника УГМС Узбекской ССР.

Но не все труженики службы погоды вернулись домой. Камчатка помнит павших воинов – С.Г. Еланцева, Г.С. Машихина, М.И. Леонидова, М.И. Машихина, В.П. Осьминина...

В начале войны выясняется, что Камчатка мало изучена в гидрометеорологическом плане, накопленные знания не дают ответы на вопросы военного значения. По приказу штаба Дальневосточного фронта Камчатское УГМС в кратчайшие сроки готовит описание рек, озер, морей, болот, почв и климата полуострова, применительное к различным военным операциям для включения их в «Военно-географическое описание Дальнего Востока».

В 1941-м 10 наблюдателей проходят дополнительное обучение в морской обсерватории погоды. Проводится ледовая разведка по направлениям Петропавловск – Ича, Петропавловск – Командорские острова, залив Корфа – залив Олюторский. Параллельно разрабатывается областной кадастр «Вода, суша», растет число наблюдений местных станций, ужесточаются требования к сбору и обобщению годовых данных, выводов. Растет связь с командованием ТОФ, по приказу военных Камчатское УГМС готовит «Атлас суммарных течений в Первом Курильском проливе». В это время многие синоптики становятся известны и уважаемы в системе областной гидрометеорологической службы. После войны некоторые даже возглавили гидрометеоцентры в разных регионах страны.

Инженер-капитан Калашников

До появления на Дальнем Востоке Владимир Петрович Калашников, выпускник Московского гидрометеорологического института, уже прошел большой путь метеоролога-синоптика. Во Владивосток он прибыл в 1934 году в период формирования Единой гидрометеорологической службы. Незадолго до начала войны его направляют в Петропавловск-на-Камчатке начальником Приграничного камчатского УГМС, подчиненного Наркомату Обороны СССР (вскоре Пограничное УГМС Тихоокеанского флота (ТОФ). Ему предстояло руководить коллективом специалистов службы погоды в условиях военной обстановки, комплектовать метеостанции. В ноябре 1941-го Владимира Петровича призывают на службу, где он получит орден Красной Звезды, награды «За победу над Японией», «За победу над Германией» и проч.

Объединить воинские подразделения, находящиеся на Камчатке, и усилить защиту со стороны Японии призван вновь созданный в 1944 году Камчатский оборонительный район. Командующим сухопутными войсками, Петропавловской военно-морской базы, 128-й смешанной авиадивизии и 60-го Камчатского пограничного отряда назначен генерал-лейтенант Алексей Романович Гнечко. Для обслуживания соединений налаживают работу 20 станций и гидрометеопостов. Офицер гидрометеоролог Владимир Калашников становится консультантом и толкователем отдельных положений, связанных с состоянием погоды, координатором успешной совместной работы с командованием, которое, в свою очередь, было нацелено на прием импортных поставок из США по ленд-лизу. «Остро встал вопрос о слабо налаженном изучении гидрометеорежима Охотского моря, Тихого океана, и особенно на подходах к камчатским берегам Первого Курильского пролива, всех камчатских бухт».

Курильский десант под крылом Гидромета

Труд синоптиков особо пригодился в 1945-м – в открытом сражении с Японией за Курилы. Недобрые соседи закрыли советским судам стратегически важный для страны проход через Сангарский пролив, отделяющий Японию от Курильских островов. Оставалась тонкая брешь, покрытая льдом, в районе Орлеанского мелководья у самой южной части Камчатского полуострова (мыс Лопатка) – между Первым Курильским и проливом Лаперуза.

Синоптики участвовали в 25 разного рода операциях, проведенных Петропавловской военно-морской базой, Камчатским отрядом ГВФ и Курильским десантом в 1945 году. Их кропотливая, напряженная работа в районе мыса Лопатка дала возможность перегрузить на судах 15 тыс. самолетов, 7 тыс. танков, 8 тыс. зенитных орудий, 132 тыс. пулеметов и др. Таким образом, 18 августа – 2 сентября 1945 года в Курильском десанте приняли участие воинские соединения Камчатского оборонительного 2-го Дальневосточного фронта, гаубичный артиллерийский полк, отдельный стрелковый полк, батальон морской пехоты, Петропавловская военно-морская база: 60 кораблей и судов, батареи береговой артиллерии; 60-й камчатский морской пограничный отряд: 2-й отдельный морской бомбардировочный пограничный авиационный полк (10 МБР-2). В непродолжительном, но ожесточенном сражении на о. Шумшу за считанные дни советские воины заставили капитулировать японские войска.

До апреля 1946 года власть на Курилах осуществляют военные. Особенности послевоенной жизни военного гарнизона образца 1955 года на острове Шумшу, усеянном той самой брошенной техникой, описывает в повести «Точка на карте» моя бабушка – украинская писательница Ирина Прокопенко: «Метеорологическая станция представляла собой небольшую площадку, окруженную заборчиком, на которой расположились «домики», напоминающие пчелиные ульи, воронкообразные сосуды, различные приборы на подставках. А над всем этим возвышался столб с флюгером. Невдалеке от станции стояли три маленьких дома. В одном было общежитие метеорологов». В общем, как и на любой другой метеостанции, здесь знают и о безжалостной пурге, и о липких туманах, о землетрясениях, ставших привычными, засекреченном для страны цунами и даже о «японском шпионе».

Вечная память, вечная слава

Давайте вспомним славные имена метеорологов – участников Великой Отечественной. Это В.Г. Тельненко – начальник АМСГ (Олюторка). Радиооператор С.Н. Федоров – радиотехник-аэролог, отдавший КУГМС 49 лет. Он прошел путь от слушателя курсов до старшего инженера-аэролога морской обсерватории. Был уволен в связи с призывом 8 августа 1943 г. в Курильский десант (8 авг. 1945 г.). Федоров удостоен многих наград, медалей, благодарностей и ордена «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» (указ Президиума Верховного Совета СССР).

Метеорологи всегда активно участвовали в общественно-политической жизни страны, полуострова, вкладывали сбережения в формирование танковых колонн «Камчатский рыбак», «Советская Камчатка», эскадрильи «Камчатка – фронту». «Работники Камчатской сельскохозяйственной опытной станции и агрометеостанции в подарок к 25-й годовщине Красной Армии вносят на постройку танка «Мильковский колхозник» наличными деньгами 2 912 руб. и отчисляют двухдневный заработок в сумме 1 088 рублей», – пишет газета «Камчатский колхозник». Занимались сбором теплых вещей для фронта, наравне со всеми стойко переносили голод и лишения военного времени.

Проявляли себя и на трудовом фронте. Работники Халактырской авиаметеостанции – начальник инженер-синоптик Крапивин, радиооператоры А. Козырев и В.Г. Тельненко – обеспечивали безопасность судов. В 1945 г. УГМС ТОФ провел обслуживание 850 самолето-вылетов.

Дела по организации службы погоды на Камчатке, начатые Макаром Ивановым и Владимиром Калашниковым, продолжат начальники КУГМС Валентин Новский, Семен Тер-Казарян, Вадим Попов, Альберт Липовка, Юрий Евдотьев, Михаил Ишонин, Иван Купцов, Вера Полякова.

Коллектив камчатского гидромета и сейчас на страже безопасности государства и человека – помогают предупредить о «сюрпризах» природы, избежать горьких последствий наводнений, катастроф, прочих природных ситуаций. Как и в суровые военные годы, скромно несут метеовахту на дальних рубежах России. Каждые три часа скрупулезно снимают показания термометров (температуры), барометров (давление), гигрометров (влажности). Измеряют скорость и направление ветра, количество солнечного сияния и радиации, количество и размер дождевых капель.

«По мнению президента, – отмечает Николай Фёдорович, – Камчатка для страны остается крайне важным регионом с экономической, социальной и военной точки зрения, ведь здесь находится база стратегических подводных лодок. Таким был ответ президента страны во время встречи с журналистами на вопрос Анастасии Островской, представлявшей Камчатский край, в октябре 2020 года».

Династии в службе погоды – обычное дело. Сын и дочь Веры Поляковой – гидрологи в Санкт-Петербурге, дочь Михаила Ишонина – заместитель начальника Камчатгидромета. Из 37 камчатских станций 12 – труднодоступные, с жестким климатом, отсутствием транспортного сообщения, а связь с миром порой только по собственной радиостанции. Но здесь метеовахту несут дети Рябовых, Калоши, Зубаревых, используя редкую возможность испытать характер, проявить себя, быть полезным стране и ее людям.

– От лица коллектива ФГБУ «Камчатское УГМС» хочется выразить благодарность ветеранам, отстоявшим Победу, – говорит Вера Полякова. – Низкий вам поклон и вечная память. А мы сделаем все, чтобы быть достойными потомками вашего наследия, чтобы в будущем люди жили лучше!

Редакция газеты «Рыбак Камчатки» присоединяется к поздравлениям! Пускай горизонт теряется в тумане, затянутое тучами или перечеркнуто сеткой проливного дождя небо будет хмурым, но оно всегда должно оставаться мирным.

Дарья КОЖЕМЯКА

На фото: на агрометеорологической станции в Милькове, 1939 год.

04:25
1927
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...