Диалоги о рыбалке

Диалоги о рыбалке

Стратегическая сессия по решению проблем в сфере любительского рыболовства состоялась в Центре развития Камчатки в последний день лета. Она собрала представителей науки, Росрыболовства, туристических фирм, общественников. Впервые за долгое время предложили высказаться непосредственно рыболовам-любителям

Участие в обсуждении принял и врио министра рыбного хозяйства Камчатки Андрей Здетоветский. Традиционно участникам предложили озвучить наболевшие проблемы, а затем дружно подумать, как их устранить.

Первым делом вспомнили о снижении численности сотрудников рыбоохраны. Поговорили о необоснованно высокой стоимости лицензии на ценные виды рыб. Только за право поимки одного хвоста чавычи в этом году приходилось отстегнуть 10 тысяч рублей. «Откуда берутся такие цены?» – задался вопросом Антон Егоров, который все свободное время проводит на реке. Дело в монополизации ресурсов, считает директор гостевого дома «Дом лосося» Сергей Мартынов. К примеру, реки Колпакова, Большая контролируют пользователи рыболовных участков, от настроения и проблем которых зависит доступ к ресурсам тургрупп. На реке Аваче в прошлом году лицензии вообще не продавали. Необходимо вернуть эту функцию в лоно государства, обеспечить равный доступ к ресурсам, уверены участники сессии.

Заядлый рыболов Алёна Стратонова озвучила мечту всех рыбаков Камчатки – доступ населения к спортивно-любительскому рыболовству. Сейчас нет оборудованных мест для подхода к местам лова или подъезда автомобиля к реке, чтобы спустить лодку. Сделать это не позволяет водоохранная зона. Инфраструктура не развита. Организация рекреационных зон на рыболовных участках, считают любители, позволит сохранить природу. Ведь чем больше одиночных рыбаков, тем больший след они будут оставлять. Так пусть оставляют его хотя бы в одном месте, а не где придется.

При промышленном лове, отмечает Вячеслав Смородин, ратующий за создание НКО рыболовов-любителей на базе форума Kamfishing.ru, используется грузовая техника, бульдозеры, один переезд через реку способен нанести больший урон, чем все машины любителей. А статью 65 Водного кодекса у нас используют лишь для увеличения показателей территориального управления Росрыболовства. В других регионах на это внимания не обращают. Чтобы статья работала, необходимо вносить такие зоны в реестр. Но суды это игнорируют.

Поговорили о несвоевременном и недостаточном выделении лимитов. Так, Сергей Мартынов отметил, что на охранные меры ассоциации «Река Большая» чавыча отозвалась ростом численности – рыбы много, нерестилища заполнены. Но, по его мнению, наука, «действуя на основании стереотипов», лимиты увеличивать не спешит.

Его слова подтвердил и рыболов-любитель Олег Мороз: «В этом году лимиты закончились ровно в тот момент, когда пошла чавыча». На вопрос директора камчатского филиала ВНИРО Нины Шпигальской «Сколько вам нужно лимитов?» он ответил: столько, чтобы прокормить семью из четырех человек, «здесь собрались люди, которые не продают рыбу».

Отметили и несвоевременное выделение объемов на корюшку. Население добывает ее, где считает нужным, когда идет рыба и вне зависимости от путевки, считает Вячеслав Смородин.

Небольшой спор у рыболовов случился в разговоре о возможности бесплатной ловли по принципу «поймал – отпустил». О такой необходимости высказался администратор форума Kamfishing.ru Дмитрий Андрусенко.

«Давайте будем честными друг к другу, – заметила Алёна Стратонова, – на реке Большой очень много людей. Нельзя сказать, что все они ловят и отпускают». «Делать такие выводы – функция рыбоохраны», – парировали коллеги.

Рыбаков волнует дробление реки на рыболовные участки. Очень странно, когда три участка подряд можно пройти за 15 минут, но за каждый надо заново платить. Дробление увеличивает и антропогенный пресс на реку. Скажем, на реке Большой множество участков выделено под весьма специфические – рекреационные – цели, а по сути, буйным цветом здесь расцветает браконьерство. И когда утром рыболов закидывает удочку, выясняется: ловить нечего, реку процедили сетками, поделилась Алёна Стратонова. Проблему обозначили как незаконную предпринимательскую деятельность в области любительского рыболовства. Сказывается отсутствие контроля со стороны муниципальных властей, считают коллеги.

«Такие лагеря ежесуточно могут обслуживать до 270 человек. По моим подсчетам, это около 100 единиц водомоторной техники и порядка 70 тонн добытой чавычи за сезон. Потому рыбы не хватает местному населению», – заметил Виталий Колисниченко (компания «Биг-Ривер»).

Модератор сессии Дмитрий Куликов так и не понял, много чавычи в реке Большой или мало. Зато давно ясно, что стада дикого лосося рек Авача и Паратунка находятся в плачевном состоянии, особенно в местах нереста. Об этом высказался рыболов с 30-летним стажем Аркадий Мамонов, президент АНО «Центр развития спортивного и любительского рыболовства Камчатки». Виной тому сетной лов в Авачинской губе и слабый пограничный контроль.

Тему браконьерства продолжил общественник Сергей Мылов, который, часто присутствуя на постах рыбоохраны, полиции и ДПС, видит, как ежедневно 3–4 раза в сутки изымается свежая икра и рыба. Откуда она, если лимиты кончились? Второе: не все разрешенные орудия лова соответствуют целям спортивного любительского рыболовства. Ну какая, скажем, сеть для корюшки? Причем проблему, по мнению общественника, местное управление Росрыболовства породило на ровном месте своими же документами. Также, считает Мылов, дорогу браконьерам открывает Главрыбвод (у которого наибольшее количество рыболовных участков и лимитов). Функции организации заключаются исключительно в продаже путевок через автомат. А вот контролировать выловы и поддерживать чистоту на своих участках пользователь не торопится.

На это хозяева рыболовных участков с сожалением ответили, что они владеют водоемом, но не береговой зоной, посему не то что кемпинг разбить, даже мусорный бачок поставить не в праве.

«А потом на посту задержанные с рыбой люди трясут пачкой незакрытых путевок, – продолжил Мылов. – Закрыть их на участке попросту некому».

На Чукотке уже были прецеденты, когда пользователь рыболовных участков Главрыбвод, ссылаясь на «отсутствие спроса у населения», не продавал путевки на тот или иной участок. А по факту попросту не хотел содержать инспектора, отметил Вячеслав Смородин.

Андрей Здетоветский попросил выделить еще одну проблему – безответственное отношение людей к водным биоресурсам в целом, комплексный пресс на реку со стороны рыболовов-любителей, работников рыбвода, представителей КМНС и рыбопромышленников. За ними, впрочем, у министерства более эффективный контроль, заметил министр.

Далее участники сессии сгруппировали основные проблемы в кластеры и увлеченно начали искать пути решения, просчитывать риски, определять сроки выполнения задач и предполагаемые затраты на них. Какие-то вопросы потребуют внесения изменений в нормативные документы различных уровней или бюджетных вложений, другие – привлечения сотрудников, для решения третьих необходимо выпутаться из коррупционных заторов и просто ответственно отнестись к исполнению своих обычных обязанностей.

Нельзя сказать, что проблемы новы, а к подобным выводам не приходили раньше. Обо всем этом годами пишет «Рыбак Камчатки». Давно назрела необходимость увеличить число инспекторов рыбоохраны, обучить их, наделить реальными полномочиями и платить больше; создать инфоресурс, оперативный и удобный для всех любителей спортивного рыболовства; приглядеться к принципу «одна река – один пользователь»; начать-таки всерьез контролировать те немногие пункты вывоза рыбопродукции, которые есть в крае; остановить продажу браконьерской рыбы и икры на рынке, через объявления в соцсетях; бережно относиться к ресурсам, которые дает матушка-природа. Единомышленники рыболовы-любители надеются на конструктивный диалог и перемены.

Дарья КОЖЕМЯКА

00:50
221
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...