Вокруг Камчатки плетутся сети

Вокруг Камчатки плетутся сети

22–23 октября вновь соберется Дальневосточный научно-промысловый совет. Рыбацкие регионы вносят свои предложения в его повестку. Наши сахалинские соседи намерены вынести на обсуждение ряд вопросов, которые напрямую касаются не только их региона, но и Камчатки

История вопроса

Речь пойдет о промысле в прибрежных водах и проливах Северных Курил на путях нерестовой миграции лососей, воспроизводящихся в том числе на нашем полуострове. Не раз делались попытки урегулировать этот лов с учетом интересов двух соседних регионов. В 2011-м они заключили соответствующее соглашение. Но спустя три года Сахалин из него вышел, сняв с себя ранее взятые обязательства и ограничения. Наверное, тогда были виноваты обе стороны: каждый тянул одеяло на себя. Но теперь ответственность за происходящее и последствия несет только одна сторона, и это не Камчатка.

Вопрос не просто в сроках начала промысла на Северных Курилах и его объемах, но и в технике лова. Наиболее популярный метод добычи в тех краях – ставной сетью. Орудие разрешенное для данного района, но коварное. Ставным оно является, пока прикреплено ко дну якорями или другим грузом. Но стоит перерезать якорный канат – ставная сеть превращается в дрифтерную, которая может нанести запасам лососей и всей экосистеме моря невосполнимый ущерб (поэтому и запрещена на морском лове лосося с 2016 года).

В июле этого года вице-премьер и полпред президента в ДФО Юрий Трутнев поручил минсельхозу проработать вопрос о дополнительных запретах на промысел ставными сетями. Предприятия Северных Курил, очевидно, будут не только противодействовать принятию этого решения, но и пытаться расширить сетной промысел. Именно с таким намерением представители Сахалина планируют отправиться на октябрьское заседание ДВНПС.

Посмотрим, какие у них аргументы. Для этого надо почитать стенограмму встречи Сахалинского рыбохозяйственного совета от 10 сентября. Приведем и прокомментируем некоторые высказывания, прозвучавшие там.

За и против

Президент Ассоциации рыбопромышленных предприятий Сахалинской области Максим Козлов отметил, что промысел лососей на Северных Курилах возможен только ставными сетями, так как огромные океанические накаты не позволяют работать ставными морскими неводами. При этом он сослался на «научные исследования».

Возражая Максиму Георгиевичу, мы тоже сошлемся на мнение ученых, специалистов ВНИРО – авторов статьи «Промысел тихоокеанских лососей в водах северных Курильских островов: история, современное состояние, перспективы» (М. Глубоковский, В. Лепская, Е. Ведищева, Н. Кловач). Вот один из выводов, который сделан в этой статье: «Неводной промысел в водах северных Курильских островов не только возможен, но он может быть экономически эффективным».

Да, условия северокурильского прибрежья осложняют лов, но ведь они сложны не только для неводов, но и для других орудий. Если удается в тех районах работать сетями, несмотря на течения и глубины, значит можно найти возможность и для использования неводов. Тем более, есть примеры успешного применения ставных неводов на Северных Курилах и в этом, и в предыдущие годы (ЗАО «Курильский Рассвет»).

Следующая цитата из выступления Максима Козлова: «Наши коллеги с Камчатки всегда говорят, что рыба там (на Северных Курилах) транзитная, она вся идет на Камчатку. Мы не можем согласиться с этим с точки зрения биологии. Это не так».

Представители нашего края никогда не утверждали, что рыба, которая идет через Северные Курилы, вся камчатская. В этом миграционном потоке есть лососи, которые имеют магаданскую и хабаровскую «прописку». Но большая часть нерки, кеты, горбуши, кижуча и чавычи, которых ловят сахалинские рыбаки, воспроизводятся в реках Западной Камчатки. Это факт.

Приведу мнение Анатолия Декштейна, ученого и эколога, который почти 30 лет отдал изучению морского периода жизни лососей, работая в камчатском отделении ТИНРО, КамчатНИРО (сейчас Анатолий Борисович живет на Сахалине и вживую наблюдает местные реалии, о чем рассказал в недавнем интервью «РК»): «Когда запасы лососей на острове снижаются, а обеспечить ресурсом рыбный бизнес надо, естественно объектом промысла становится рыба, которая воспроизводится на соседних территориях и мигрирует через проливы Северных Курил… В Южно-Сахалинске на всех рыбных прилавках можно увидеть продукцию из нерки и чавычи в объемах, которые не могут быть обеспечены собственными запасами области (а своей чавычи на Сахалине вообще нет). Этот улов обеспечен запасами лососей, воспроизводящихся на территории Камчатки и Магадана, но вряд ли он учитывается рыбохозяйственной наукой».

Обвиняется Камчатка

Немало упреков Максим Козлов и его коллеги по ассоциации высказали в адрес камчатцев. По мнению выступавших, именно Камчатка лоббирует запрет промысла ставными сетями на Северных Курилах, чтобы «отжать» ресурс у сахалинцев. Многие лососевые компании нашего края и вправду поддержали бы запрет лова лососей ставными сетями в районе Северных Курил. Но ими движет не столько текущий коммерческий интерес, сколько тревога за будущее лососевых запасов, которым угрожает сетной промысел. Поэтому они бьются за ограничения такого лова везде, где он представляет опасность, и, прежде всего, на нашем полуострове (с инициативой запретить использование жаберных сетей в Камчатско-Курильской и Западно-Камчатской подзонах выступает Союз рыбопромышленников и предпринимателей Камчатки).

Кроме того, Максим Козлов высказал уверенность в том, что камчатские конкуренты оказывают давление на сахалинских рыбаков через пограничное управление по восточному арктическому району, в зону ответственности которого входят Северные Курилы. Думаю, камчатские предприятия восприняли такой спич с юмором, ведь они испытывают давление со стороны этого пограничного управления в не меньшей степени, чем курильчане, если не в большей.

«Есть факты, когда один пароход в день проверяли три раза, – пожаловался Максим Козлов на действия камчатских пограничников. – Если бы это было связано с выявлением каких-то фактов браконьерства, так нет. Существенных фактов нарушений либо браконьерства в деятельности наших предприятий не выявлено».

Его поддержал представитель компании «Гранис», работающей на Парамушире, Дмитрий Макаренко, рассказав о «жесточайшем прессе со стороны камчатского пограничного управления».

Мы бы посочувствовали сахалинским рыбакам, но здесь не все так просто. И вот почему.

Информация к размышлению

Как сказано выше, ставные сети легко становятся запрещенными дрифтерными, когда «срываются с привязи» (а скорее кто-то намеренно отпускает их в «свободное плавание»). Пограничники ежегодно находят в море у Северных Курил километры дрифтерных сетей, которые перекрывают красной рыбе путь на нерест. Установить их принадлежность практически невозможно. Местные компании нередко пренебрегают маркировкой орудий лова. А чтобы не «светить» свои методы промысла, они просто останавливают работу, как только рядом появляются пограничники.

Есть решение комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию от 22 мая 2019 года (№ 9/15 «О реализации рекомендаций совещания «О ходе подготовки к проведению лососевой путины в 2019 году»), согласно которому во время промысла лососей представителям погранслужбы следует находиться на добывающих судах. Однако ряд северокурильских судовладельцев под различными предлогами уклонились от такого контроля.

Летом этого года Юрий Трутнев провел выездное совещание в п. Озерновском по вопросам сохранения популяции камчатского лосося. Затем этот разговор был продолжен в рамках различных советов и комитетов. Вот какие цифры и факты там звучали.

В ходе путины 2020-го силами пограничного управления по восточному арктическому району в районе Северных Курил обнаружено около 2,5 км плавных (дрифтерных) сетей. В них находилось более 600 особей лосося (их выпустили в море, но вряд ли все они выжили, учитывая, какие травмы наносят рыбе эти орудия лова).

Обнаруженные дрифтерные сети находились вблизи рыболовных участков, где добычу ставными сетями вели суда сахалинских компаний – ООО «Алаид» и ООО «Гранис» (СРТМ «Златоустовск», СРТМ «Светлый», РШ «Ирида», КЛС «Галмаги»).

25 июня 2020 года при осмотре СРТМ «Златоустовск» капитан судна сообщил пограничникам, что получил указание от руководства компании не вести промысловую деятельность в их присутствии.

Все эти примеры наводят на мысль, что частые проверки северокурильских рыбаков – скорее вынужденная мера, чем административное давление. Максим Козлов, работавший когда-то в Камчатской государственной морской инспекции ФСБ, наверняка это понимает. А когда он говорит, что курильчане берут менее пяти процентов от камчатских уловов, знающие люди многозначительно переглядываются. Ведь и дрифтерный лов, когда был разрешен, брал официально лишь пять процентов общего улова тихоокеанских лососей. Но сколько процентов остается за скобками официальной статистики?

Каким будет следующий шаг?

Вернемся на сентябрьское заседание Сахалинского рыбохозяйственного совета. Когда прозвучала просьба учесть в предложениях для ДВНПС от Сахалина позицию пограничного управления по восточному арктическому району, она была категорически отвергнута членами совета.

«Я против того, чтобы запрашивать мнение наших коллег из пограничного управления», – заявил Максим Козлов.

«Не надо привлекать камчатских пограничников. Должна быть позиция Сахалинской области», – поддержал его Дмитрий Макаренко.

Дальше – больше. Исполнительный директор Ассоциации лососевых рыбоводных заводов Сахалинской области Кирилл Проскуряков поставил вопрос о снятии ограничений с сетного лова на остальной территории области, где сегодня они есть: «Запрещая ставные сети на Сахалине, аргументировали тем, что это инструмент борьбы с браконьерством. На сегодня вышел закон о любительской рыбалке, который в принципе разрешает свободный доступ сетями к водному объекту. Получается, что запрет ставных сетей на Сахалине будет влиять исключительно на промышленников. Остальные, против кого изначально эта мера продвигалась, вернут себе возможность использования тех же самых ставных сетей в свободном режиме по всей акватории. Может, поручить ФАР проанализировать целесообразность существования данной меры для Сахалина? Может, подумать частично о снятии запрета?»

Можно согласиться с Кириллом Проскуряковым в том, что зеленый свет для ставных сетей на любительской рыбалке – проблема. Но было бы крайне скверным ее решением вновь разрешить эти орудия лова промышленникам.

В целом направление мысли сахалинских добытчиков понятно и предсказуемо. Каким будет следующий шаг? Растянуть время работы рыболовных участков в течение года под предлогом развития аквакультуры?

Давай пожмем друг другу руки

Отдадим должное соседям: некоторые шаги нам навстречу они все-таки сделали – сместили начало промысла с 15 мая на 15 июня. Хотя новый стартовый срок все равно совпадает с миграцией ранних форм лососей ценных видов. Напомним, что основной промысел на западном побережье Камчатки начинается только во второй половине июля. У нас для пропуска лососей на нерестилища вводятся проходные дни, в отдельных случаях принимаются более жесткие меры. На соседнем берегу себя такими рамками не сдерживают. Оправдывая свои аппетиты, оттуда нам говорят, что рыбные компании на Северных Курилах являются градообразующими, а территория островов – стратегической. Но ведь рыбацкие предприятия Камчатки имеют тот же статус, а территория нашего края для страны не менее важна.

В сентябре нынешнего года губернаторы Камчатского края и Сахалинской области договорились вернуться к разговору о регулировании промысла в районе Северных Курил. Но достичь нового соглашения между ними – процесс не скорый, если вообще возможный. Успеем ли мы пожать друг другу руки прежде, чем губительный сетной лов оставит оба региона без красной рыбы?

Сергей НИКОЛАЕВ

На фото: один из дрифтерных порядков, обнаруженных в районе о. Парамушир, после запрета дрифтерного промысла лососей.

03:35
635
RSS
Андрей
04:38

Прибурели сахалинцы почему им не запретили плавными ловить! хоть где то наши погранцы полезное дело делают. Пусть их дрюкают а своих не надо

Дмитрий
16:03

В ккп аборигенам уже давно запретили ставные сети, а любителям нет. Как это объяснить. 

Загрузка...