О красной путине, «красном приливе» и мировом климате

О красной путине, «красном приливе» и мировом климате

КамчатНИРО (ныне камчатский филиал Всероссийского НИИ рыбного хозяйства и океанографии) – одно из старейших отраслевых научных учреждений страны. Уходящий год был для него особенно богат на события, далеко не всегда благоприятные. Итогам 2020-го посвящено интервью руководителя этого научного подразделения ВНИРО, кандидата биологических наук Нины Шпигальской

– Нина Юрьевна, одна из обсуждаемых тем в рыбацком сообществе – неоправдавшийся прогноз на красную путину – 2020. На Дальнем Востоке ждали вылов 384 тысяч тонн лосося, а результат почти на 100 тысяч тонн меньше в силу низких подходов рыбы. Наука объясняет произошедшее климатическими изменениями в Северной Пацифике во время морской зимовки лососей. Это пока только теория?

– На сайте ВНИРО опубликованы аналитические материалы, которые отражают точку зрения рыбохозяйственной науки по этому вопросу.

К сожалению, нагул в открытых водах Тихого океана с ноября по апрель – наименее изученный период жизни лососей для ученых-прогнозистов всего мира. Один из немногих источников информации – спутниковый мониторинг климата, который позволяет получить некоторое представление о процессах, происходящих в это время в Тихом океане. Из доступных нам данных был сделан вывод об аномальных отклонениях от среднемноголетней нормы, в первую очередь температурных, которые могли повлиять на выживаемость лососей.

Обычно такие изменения в наибольшей степени влияют на горбушу, которая является самым высокочисленным и сильно флуктуирующим по численности видом тихоокеанских лососей. Но 2020 год стал особенным: свою уязвимость показала не только горбуша, но и такие длинноцикловые виды, как нерка и кета. Это говорит о том, что в районах их совместного нагула климатические факторы сложились неблагоприятно для выживаемости лососей в целом.

Подобное случается, как правило, после очень высоких нерестовых возвратов, потому что возможности экосистемы не позволяют выживать рыбе в таком количестве ежегодно. Природа естественным образом регулирует их численность. Климатические факторы играют решающую роль в этом процессе во время морского периода жизни лососей. Например, в 2018 году на западном побережье Камчатки выловили порядка 300 тысяч тонн горбуши. Заполнение нерестилищ было очень высоким, однако возврат дочернего поколения оказался существенно ниже.

– Можно ли во время морского нагула лососей проводить натурные наблюдения, чтобы получить более точные данные по численности подходов?

– В открытых водах Тихого океана сложно проводить натурные наблюдения, тем более в зимний штормовой период. В этих районах нет скоплений молоди лососей, они рассеяны. Чтобы выловить и отобрать определенное количество рыб для анализа, нужно провести колоссальную работу, а результат, скорее всего, окажется минимальным.

Два года подряд в рамках мероприятия «Международный год лосося», организованного Северо-Тихоокеанской комиссией по анадромным рыбам (НПАФК), были проведены научные экспедиции с целью изучения этого периода жизни тихоокеанских лососей в северо-восточной части Тихого океана. В экспедициях участвовали и ученые из России, США, Канады, Японии и Республики Корея. Первая из них прошла в 2019 году на научном судне ВНИРО «Профессор Кагановский», вторая – в текущем году, но из-за пандемии провести ее полноценно не получилось. Пока полученных данных недостаточно для того, чтобы до конца выяснить, как протекает этот период жизни у лососей и какие факторы на него влияют. Это в очередной раз говорит о сложности изучения данной проблемы.

В следующем году ВНИРО расширяет лососевые исследования, а КамчатНИРО планирует увеличить объем научно-исследовательских работ в прибрежных водах. Здесь есть возможность оценить численность лососей, их физиологическое состояние.

– Вы говорите об исследованиях, которые вели ученые, находившиеся на судах дрифтерного промысла?

– Когда велся дрифтерный лов, сотрудники системы ВНИРО из разных регионов находились на промысловых судах и тоже собирали информацию о подходах лососей. Но я говорю о других исследованиях. Перед началом путины у побережья Камчатки выполнялись траловые съемки, оценивающие нерестовые подходы производителей. В Карагинской и Петропавловск-Командорской подзонах они будут возобновлены в 2021 году. А в прикурильских водах эти работы не прекращались. Они позволяют за 2–3 недели до начала промысла на Западной Камчатке получить данные о том, в каких объемах подходят стада горбуши в Охотоморский бассейн.

– Анализируя итоги путины, ВНИРО ссылается на опыт Аляски, где, по утверждению института, вылов некоторых видов лососей также оказался ниже, чем ожидалось. Как ваши коллеги с Аляски объясняют события этого лета?

– Такая неблагоприятная ситуация сложилась не только на Аляске, а в целом на североамериканском побережье. Там это коснулось в большей степени нерки и чавычи. По поручению руководителя Росрыболовства
И.В. Шестакова 19 февраля 2021 года на Сахалине пройдет международная онлайн-конференция, в которой примут участие ученые из России, Канады, США, Японии и Республики Корея. На ней мы с иностранными коллегами как раз и обменяемся мнениями и прогнозами по возникшей ситуации. В целом, ситуация с тихоокеанскими лососями – лишь один из индикаторов мировых климатических изменений. Научному сообществу важно объединить свои знания, скоординировать исследования, чтобы оценить весь масштаб этого процесса.

– В этом году предприятия Усть-Камчатского района добровольно отказались от промысла лосося на реке Камчатке, чтобы пропустить достаточное количество нерки на нерестилища. И все-таки оптимальное заполнение не достигнуто. Почему?

– В бассейне реки Камчатки снижается численность не только нерки, но также кеты и чавычи. Сравнительно благополучно ситуация выглядит только с кижучем: благодаря поздним подходам он избегает основной промысловой нагрузки.

Да, рыбопромышленники Усть-Камчатского района пока прекратили добычу лососей на реке Камчатке. Но помимо них промысел в бассейне реки Камчатки ведут местные жители, которые относятся к коренным малочисленным народам, рыбаки-любители и несколько промышленных предприятий в Мильковском районе. Нельзя сбрасывать со счетов и незаконный нерегулируемый промысел.

Кроме того, сложилась нетипичная для этой реки ситуация с нерестовыми подходами нерки. Мы пропустили раннюю нерку в этом году существенно больше, чем в предыдущие несколько лет. Но в реку Еловку, которая является важнейшим нерестовым районом в данном бассейне, она зашла в относительно малом количестве. Природа распорядилась так, что существенная часть ранней нерки прошла в верхнее течение реки Камчатки на территорию Мильковского района. А там рыболовецкие предприятия и физические лица из числа КМНС, хотя и с ограничениями, но промысел осуществляли. В результате до нерестилищ нерка добралась не в том количестве, на которое мы рассчитывали.

В стратегии путины 2021 года регулированию промысла в бассейне реки Камчатки будет посвящен отдельный блок. Мы постараемся учесть в нем положительный опыт, продумаем новые меры для оптимального заполнения нерестилищ.

– Какие еще водоемы Камчатки нуждаются в особом внимании?

– Река Озерная, которая является первым по значимости нерестово-нагульным водоемом нерки на азиатской части ареала. Для этой реки будет сохранен прежний режим промысла (два дня пропуска рыбы – два дня промысла), чтобы равномерно пропускать нерку в озеро Курильское. По нашей рекомендации рыбопромышленники придерживаются этого режима уже долгое время. Он себя полностью оправдал. На морских неводах в акватории, приуроченной к устью реки Озерной, промысел начнется, только когда в озеро Курильское зайдет не менее 500 тысяч производителей нерки.

По результатам прошедшей путины можно отметить также, что следует обратить внимание на залив Корфа, где неблагополучна ситуация с пропуском ранних форм нерки и чавычи, а также на реку Опалу – по пропуску поздней кеты.

– Рыбохозяйственная наука уже высказала надежды на лососевую путину 2021 года. Говорить о конкретных объемах еще рано?

– Рано. Уже собран большой блок информации о родительских поколениях, скате молоди, раннем морском нагуле. Но ее анализ еще идет. Кроме того, продолжается океаническая зимовка лососей. От нее тоже многое зависит, как показали события этого года. В первых месяцах 2021 года путинные материалы будут рассматриваться учеными ВНИРО. В марте предполагается дополнительное обсуждение с учетом условий морского периода жизни. Тогда можно будет озвучить предварительные объемы прогнозируемого вылова.

– Глава Росрыболовства Илья Шестаков заявил о расширении исследований лососей, в то же время сокращается научный персонал отраслевого НИИ. Есть ли смысл расширять исследования, если некому будет их проводить?

– Сокращение штатной численности коснулось всех бюджетных ведомств. Научные учреждения не стали исключением. Если говорить о камчатском филиале ВНИРО, на объеме научной работы сокращения практически не отразятся. Мы сократили в первую очередь вакантные ставки, технический и административно-управленческий персонал, не затронув перспективные научные кадры. Более того, стараемся ежегодно принимать на работу молодых специалистов.

– Как сегодня оценивается состояние лососевых запасов Камчатки? Ждать ли повторения рекордных путин?

– Камчатка – в настоящее время единственный относительно стабильный по запасам лососей регион на Дальнем Востоке. Недаром наш полуостров называют «страна дикого лосося». И надо приложить все усилия, чтобы этот ресурс сохранить. По мнению рыбохозяйственной науки, пик численности лососей пройден – в большей степени это касается горбуши, но и по другим видам тоже. В ближайшей перспективе повторение рекордной путины 2018 года ждать не стоит.

– Сотрудники КамчатНИРО принимали участие в поиске причин экологического ЧП, которое произошло осенью этого года в прибрежных водах Камчатки. Сегодня официальная версия состоит в том, что виноваты «красные приливы» (цветение микроводорослей). Почему так долго искали причину, ведь ваш институт изучал «красные приливы» много лет и накопил достаточно информации об их проявлениях?

– Начиная с 4 октября в течение трех недель наши сотрудники обследовали более 20 локальностей, собрали около 180 проб воды, грунта, гидробионтов. Считаю, что мы достаточно быстро поняли причины этой ситуации и ее отличия от предыдущих лет.

«Красные приливы» могут быть вызваны разными видами микроводорослей. В отдельные годы это явление было результатом развития водорослей рода Alexandrium(как, например, в 2017 году в Олюторском заливе). В этом году причиной «красного прилива» стало цветение видов водорослей родаKarenia, нетипичных для нашей акватории. Мы обнаружили их в пробах воды в необычно большом количестве. Развитие микроводорослей вызвало дефицит кислорода в придонных слоях и стало причиной гибели донных гидробионтов. Последовавшие затем штормы, вынесшие на берег погибших обитателей моря, помогли нам понять масштабы произошедшего.

Контактировать с морской водой в период «вредоносного цветения водорослей» небезопасно, что лишний раз подтвердил в этом году опыт серферов на Халактырском пляже. Правильно поставлен вопрос о необходимости комплексного экологического мониторинга на Камчатке, который позволит своевременно получать информацию и избежать таких инцидентов. Мы, в свою очередь, планируем расширить мониторинг развития фитопланктона и проводить его в рамках прикладных исследований не только в Авачинской губе, но и в Авачинском заливе.

– Когда началось расследование этого ЧП, главной причиной считалось загрязнение моря. Версия «красных приливов» не опровергает того, что загрязнение действительно есть. Насколько оно велико?

– В ходе исследований сертифицированные лаборатории во Владивостоке и Москве проанализировали большой объем проб воды с Камчатки. Да, по отдельным веществам ПДК была превышена. Но это единичные случаи. В целом экологический фон в обследованной акватории оценивается как нормальный. Но, конечно, он требует постоянного и системного контроля.

– Разве «красный прилив» не является признаком экологического неблагополучия?

– Это явление также можно рассматривать как результат климатических изменений. Мельчайшие одноклеточные организмы напрямую зависят от факторов внешней среды. Они начинают развиваться, когда позволяет благоприятный уровень температуры, ветровой активности, солености воды и пр.

– В этом году на Камчатке обострилась дискуссия о влиянии на экологию добычи полезных ископаемых, в том числе в районах рек, имеющих рыбохозяйственное значение. Есть ли у вашего института возможность не согласовывать такие проекты, ограничить их пагубное влияние на природу Камчатки?

– Нужно понимать, что при недропользовании негативное экологическое воздействие неизбежно и оно имеет комплексный характер. Добыча полезных ископаемых начинается с вырубки лесов, что уже влечет последствия для близлежащих водоемов.

В Росрыболовство поступают заявки на согласование планируемой хозяйственной деятельности. Теруправление может привлечь нас к оценке соответствия проекта нормативам экологического воздействия. Если такое соответствие есть, то невозможно найти законные основания не согласовывать такую деятельность.

– Ваш институт обосновывает допустимые, рекомендованные, прогнозируемые уловы в больших объемах, что невозможно без многочисленных и длительных морских командировок его сотрудников. Насколько пандемия отразилась на этой работе?

– В ведении камчатского филиала ВНИРО – все прикамчатские воды. В результате нашей работы ежегодно обосновывается вылов почти 1,8 млн тонн водных биоресурсов. Это в том числе минтай, сельдь, треска, навага, корюшка, креветки, крабы. На основных видах промысла в море наши специалисты работают постоянно, благодаря помощи рыбопромышленных предприятий.

Да, пандемия накладывает свой отпечаток на нашу работу. Чтобы попасть на промысловое судно сегодня, нашему сотруднику нужно со всем экипажем пройти карантин. Это тяжело и организационно непросто, но мы готовы работать и в таких условиях. КамчатНИРО ежегодно находит понимание и содействие ведущих рыболовецких компаний, надеемся на это и в предстоящем году. Ведь наши основные задачи – это оценка запасов водных биоресурсов и разработка рекомендаций по рациональному ведению их промысла, чтобы рыбное хозяйство Камчатки, как одного из важнейших рыбных регионов Дальнего Востока, развивалось и являлось залогом благополучия нашего края.

Вопросы задавал Кирилл МАРЕНИН.

02:40
2888
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...