Метод Малых

Метод Малых

Ученые – особенные люди, неунывающие. Кажется, что их счастье, как говорил Лев Толстой, не в том, чтобы делать всегда, что хочешь, а в том, чтобы всегда хотеть того, что делаешь.

Кирилл Малых вот уже два года руководит лабораторией промышленного рыболовства в камчатском филиале ФГБНУ «ВНИРО» (КамчатНИРО). Это единственная техническая лаборатория в институте. Ее сотрудники занимаются совершенствованием технологий и организацией рационального промысла гидробионтов на основании полученных ими данных по уловистости, селективности, интенсивности лова. Также в их ведении механика орудий промышленного рыболовства и особенностей поведения объектов лова в зоне действия орудий добычи (вылова), в том числе учетных рыболовных и гидроакустических систем.

Кирилл Михайлович – опытный специалист в области промышленного рыболовства. Он занимается проектированием, расчетами, постройкой и эксплуатацией орудий лова, промысловых схем и механизмов рыбодобывающих судов для океанического и прибрежного рыболовства. Его вахта – расчет и эксплуатация инженерно-технических систем для исследования запасов гидробионтов и повышения их биоразнообразия; оценка запасов гидробионтов с помощью учетных орудий лова и средств гидроакустики; оценка уловистости, интенсивности и селективности орудий лова и разработка мероприятий по рациональной эксплуатации сырьевых запасов. Он окончил аспирантуру, более 5 лет преподавал 10 дисциплин в КамчатГТУ, автор более 30 научных публикаций. Исследователь и экспериментатор, воспитывает сына и дочь. Это всё о нем. Даже не верится, что Кириллу Малых всего 33 года. Впрочем, с учеными это бывает.

* * *

Когда-то Камчатка постоянно делила нашего героя с солнечным Ташкентом, куда он ездил к бабушке. Там пошел в первый класс, здесь – окончил школу. И хотя юный Кирилл мечтал о полете в космос, в старших классах не на шутку увлекся химией, физикой и биологией. Особенно ему запомнились уроки физика, преподавателя КамчатГТУ Бориса Самойленко, который приходил в школу с лекциями. С удовольствием он посещал и химкорпус университета, где, взволнованный близостью опасных кислот, вдохновенно «химичил».

Учеба Кириллу давалась легко. Одним ухом он слушал преподавателя, успевая при этом читать любимое фэнтези. Принцип «изучи учебник в ночь перед экзаменом» вполне ему подходил. Самым сложным предметом стала «начерталка», которая сразу «отсеяла» шестерых первокурсников. К слову, из 24 человек до финала дошли лишь 12.

Параллельно с изучением тонкостей устройства и эксплуатации орудий лова студенты постигали азы тылового обеспечения флота на военной кафедре.

«До 5 курса по четвергам мы ходили «на войну»: дежурили, драили, докладывались по форме… Практику проходили в ООО «Авача-трал», где весь месяц мотали иглички (рыболовный челнок для завязывания узлов. – Авт.).

Мы выпускались инженерами без права выхода в море. С курса лишь один человек работает мастером добычи. Еще один трудится в КамчатНИРО – в лаборатории молекулярной генетики. Через два года после нашего выпуска кафедру закрыли, – рассказывает Малых, – сейчас мастеров добычи с высшим образованием больше никто не выпускает».

Сам Кирилл Малых после вуза чуть было не подался в военные. Но его непосредственный начальник Михаил Николаевич Коваленко, у которого он стажировался и корпел над дипломом в течение трех месяцев, предложил использовать голову с бо́льшим толком – пойти в науку, ведь Кирилл – единственный из выпуска претендовал на красный диплом.

– Прямо здесь, – показывает Кирилл Михайлович просторный кабинет, заставленный папками, книгами, бумагами, – работали 4 человека, я и старенький «Пентиум». Тут рождались чертежи промысловых механизмов и орудий лова. Было это в 2008. Как видите, прижился я здесь и пустил корни.

* * *

Сразу после защиты диплома Малых слабо представлял, что придется делать дальше. Вскоре отправился в командировку в Соболевский район на реку Пымта наблюдателем на закидной невод. «Вместе с коллегами Андреем Адамовым и Светланой Корневой предстояло измерить по 300 экземпляров горбуши, кеты и нерки. Николай Куйбида, директор ООО «Камбер», выделил нам ноутбук и место на заводе. Распределили силы: один взвешивает рыбу, другой вспарывает, третий записывает данные (ведь тому, у кого руки в крови, писать не очень удобно). Дело спорилось! В 2009 году в с. Устьевом на реке Большая Воровская все то же самое я делал уже один. Тогда-то и понял все «прелести» этой работы», – смеется Кирилл Михайлович.

* * *

В 2010 году в лабораторию исследований динамики лососей поступил запрос из Карелии. К Кириллу, свободному исследователю, направили Андрея Дёгтева – разработчика гидроакустического высокочастотного программно-технического комплекса NetCor (ООО «ПромГидроакустика»), который позволял вести счет рыбы дистанционным методом. К тому времени Андрей Игоревич по своему изобретению защитил кандидатскую. Осетров, сомов и других нестайных рыб прибор регистрировал отменно. Ура, никакого вреда экологии. Но как комплекс поведет себя на реке Озерной? Решили проверить, а заодно сравнить с данными, полученными привычным визуальным методом, – при помощи рыбоучетного заграждения на Курильском озере.

Дёгтев показывал, как работает прибор, Кирилл учился, испытывал и писал отчеты. За окном массово паслись медведи, по реке проплывали камни (та самая пемза, из которой природа смастерила Кутхины Баты), а лосось даже не думал подстраиваться под новый прибор – отображался не штучно, а этакими облаками. К таким условиям работы изобретатель из Карелии явно не был готов. Он принялся вносить изменения в свою программу по результатам первого сезона, а настроив, укатил домой. «Добивал» эксперимент Кирилл уже один. В 2012 году данные, полученные гидроакустическим способом, сошлись с визуальными данными загородки. Уже на следующий сезон NetCor впервые установили в бассейне р. Камчатки на протоке Ажабачья, где данные по пропуску производителей лососей начали получать в режиме реального времени. Сейчас в планах – задействовать прибор для эксперимента на реке Большой.

* * *

С 2013-го года Кирилл Михайлович ходил в море на научно-исследовательских судах (НИС). Поначалу опасался (глядя на свою «позеленевшую» группу), что и его укачает. Но болтанка ему скорее напоминала катание на аттракционах. И работа понравилась. Первоначально со снюрреводом датского типа, оснащенного датчиками гидроакустической системы контроля параметров орудий лова ScanMar. Впервые были инструментально определены фактические (рабочие) раскрытия снюрревода датского типа – вертикальное и горизонтальное, а также его рабочая форма в процессе сбивки и выборки урезов. Затем занялись разноглубинными и донными тралами для МРТК. Разработали, внедрили.

«С тех пор лаборатории морских рыб и промысловых беспозвоночных ежегодно проводят донную съемку на наших судах, – рассказывает Малых. – Особенно запомнилась донная траловая съемка на НИС «ТИНРО», которая ежегодно проводится на Западно-Камчатском шельфе и имеет важное значение для оценки состояния биоресурсов донных и придонных рыб и беспозвоночных. В 2014 году во время съемки случилось вот что: при аварийном тралении потерялся донный трал с закрепленными на нем датчиками гидроакустической системы контроля параметров орудий лова ScanMar и одна из траловых досок. Если замена учетного орудия лова не была большой проблемой, то потеря доски поставила дальнейшее выполнение программы на грань срыва».

Кирилл Михайлович не растерялся. При помощи акустического сигнала датчиков системы ScanMar он умело определил точку, в которой находилось утерянное, навел судоводителей НИС «ТИНРО» на правильный курс. При помощи кошки палубной команде удалось поднять на борт и учетный трал, и траловую доску.

* * *

В 2017 году Кирилл Малых вернулся к гидроакустике. «По межправу начали получать суперразрекламированный американский комплекс Biosonics. Тогда с помощью ФАР в составе объединенной научной группы удалось слетать в Сиэтл к разработчикам, обменяться опытом. У американцев нет речек, где в час проходят 100 тысяч рыб. Такие цифры они получают за сезон. А у нас есть. Два года экспериментировали на р. Озерной, пробовали разные режимы прибора, первые в России использовали свой звуковизор. Гидроакустическую систему Biosonics приобрела и Ассоциация рыбопромышленников Озерновского региона, запросив наше научное сопровождение и операторов. Комплекс помогает открыть рыбалку на 2–4 дня раньше, обеспечив пропуск производителей. Существенный минус гидроакустики – метод не определяет вид рыбы», – рассказывает ученый.

Запланированному участию в донной съемке в прошлом году помешал ковид – капитан заболел, и научную группу распределили по рекам. Кирилл Михайлович попал на Большую, «нетронутую» гидроакустикой. На помощь пришел норвежский научный портативный эхолот Simrad. В районе п. Октябрьского нашли удобное место с точкой электропитания. В тестовом режиме насчитали около 700 тыс. рыб, но авиаучетчики, пролетев над верховьями, показали данные аж в 6 раз больше! Какие факторы привели к погрешности? Лиман длиной около 20 км представляет собой коллектор, в который с автодороги и из Усть-Большерецка попадает мусор и сточные воды. В прилив вода в реке чиста и прозрачна, но при отливе в море выносит все, что здесь накопилось. Становится так мутно, что на эхограммах не видно рыбы. Надо выбирать место установки систем выше по течению, но тогда остро встает вопрос электропитания приборов…

* * *

В идеале было бы здорово каждый водоток «посадить» на автономный пункт со спутниковым вещанием, чтобы материал обрабатывался круглосуточно. Еще одна мечта лаборатории промышленного рыболовства – объединение данных эхолотов с рыбодобывающих судов в единую систему для понимания пространственного распределения объектов промысла. А пока можно по несколько дней искать рыбу, теряя промысловое время. Каждый сам за себя...

Ученые – особенные люди, неунывающие. Кажется, что их счастье, как говорил Лев Толстой, не в том, чтобы делать всегда, что хочешь, а в том, чтобы всегда хотеть того, что делаешь. Их жизнь связана с циклом жизни рыб, и пока они в командировках – по пояс в воде, среди полчищ комаров и медведей, – дома рождаются дети и вот уже, глядишь, собираются в школу. Именно эта увлеченность, эта жажда научного творчества, невзирая на сиюминутные преграды, создает династии, каких немало в КамчатНИРО. У заведующего лабораторией промышленного рыболовства много планов – на реках Озерная, Большая, в Камчатском заливе. Пусть они сбудутся!

Дарья КОЖЕМЯКА

Справка

1 апреля КамчатНИРО отметил день своего образования. Свою историю институт начал в 1932 году как отделение Тихоокеанского научно-исследовательского института рыбного хозяйства. Тогда в Петропавловск на пароходе «Проминент» прибыла группа молодых исследователей, которая стала первым коллективом этого научного учреждения. Для научных экспедиций им была предоставлена парусно-моторная шхуна японской постройки «Сосунов», с мощностью двигателя 50 лошадиных сил. К рекам и озерам добирались пешком, на лошадях или собаках. Так начинались полномасштабные исследования северной Пацифики, ее промышленное освоение.

Сегодня институт является одним из ведущих научных рыбохозяйственных центров Дальнего Востока, в ведении которого – все прикамчатские воды. В результате его работы ежегодно обосновывается вылов почти 1,8 млн тонн водных биоресурсов. Это в том числе минтай, сельдь, треска, навага, корюшка, креветки, крабы.

01:05
1023
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...