Рождённый под созвездием Рыб

Рождённый под созвездием Рыб

Почетное звание «Знатный рыбак Камчатки» в 2023 году получил капитан дальнего плавания Александр Острогляд. И сразу ушел в море. В принципе, это логично. Родившийся в степях Украины, но все же под созвездием Рыб, он не представляет себе жизни без родной стихии и верного красавца-ярусолова «Томкод» (АО «ЯМСы»).

Мы дождались Александра Владимировича из рейса. На встречу он пришел сразу с двумя «корочками» – добротным советским дипломом капитана дальнего плавания и листочком, подтверждающим должность, что необходим сейчас. Продемонстрировал и награду под номером 011 – «Знатный рыбак Камчатки». Его морской стаж перевалил за 53 года, более половины – чисто капитанский.

Обычное дело: 5–6 месяцев в рейсе, ремонт, снова рейс. В таком режиме Острогляд живет давным-давно: 28 ноября будет 30 лет со дня подъема флага на «Томкоде». Правда, при губернаторе Машковцеве, помнится, они расставались. Разлука длилась 4 года – у «Акроса» забирали прибрежные квоты, лимитов не хватало. Пришлось пахать капитану на других судах. В китайском городе Циндао, например, занимался переоборудованием парохода. Работал и на о. Маврикий. Надо было кормить растущую семью. Потом вернулся на родной ярусолов «Томкод».

Буду капитаном

Родился Александр в п. Купянск-Узловой.

«Папа, ветеран Великой Отечественной войны, был старше мамы на 16 лет, – рассказывает Александр Владимирович. – Там очень интересная история любви. Молодые люди познакомились в Житомире еще до войны. Отца забрали на фронт. Мама, дочь военного врача, вместе с семьей отправилась в эвакуацию. Железнодорожный состав, в котором они ехали, разбомбили близ с. Шиповатого Харьковской области. Там они и остались жить. После войны отец разыскал маму. Все закончилось хорошо. Влюбленные расписались 23 февраля 1953 года, а ровно через год родился я. Был у нас и дом с садом, полный детского смеха. Помню себя еще до пяти лет – как брал портфель и делал вид, что иду в школу, подражая старшей сестре Наде. Неподалеку от нашего частного сектора протекала речка. Мне кажется, я вырос с удочкой, рыба сама шла в руки. С тех пор ничего не изменилось. Окончил четырехлетку, а в старшей школе учительница Зинаида Сергеевна Савченко за отличную учебу подарила книгу Бориса Житкова «Морские рассказы». Вот тогда я и загорелся морем. Помню, спрашивали нас в школе, кто кем хочет стать. Сосед Толик мечтал быть летчиком (по зрению не прошел), Валя – врачом… А я сказал: буду капитаном».

Загранка

«Поскольку я был мальчик начитанный и неглупый, а мама не хотела, чтобы я связался с морями, пришлось пойти на обман, – смеется Александр Владимирович. – Только не пишите про это, врать родителям очень не хорошо… В общем, я сказал, что подался в Харьковский педуниверситет изучать французский, а сам отдал документы в Ждановскую мореходную школу (ныне город Мариуполь). Очень уж хотел посмотреть мир! Военкомат с предложением учиться на водителя опоздал – мне пришел вызов в мореходку, которую я закончил с успехом и удовольствием.

Прошерстив всю подноготную родных до седьмого колена, мне открывают визу, – увлеченно продолжает рассказ капитан. – Сажусь на торговый пароход и только успеваю считать страны: Италия, Португалия, Куба, туда, сюда. Для молодого пацана это просто эйфория – я же об этом мечтал! Сам шикарно одет, обуваю-одеваю сестер, родителям подарки привожу!»

Дисциплина и «Ивушка»

Ничто не вечно под луной, и Александра все же забирают в армию на три года. Но без моря он, конечно, не остается – проходит службу на Черноморском флоте. А именно на знаменитом большом противолодочном корабле «Очаков» под командованием капитана 2 ранга Игоря Касатонова.

Да, того самого адмирала Касатонова, который через 20 лет станет командующим и поистине народным героем, своим волевым решением сохранившим для России Черноморский флот. Помните легендарный фрагмент из к/ф «72 метра»? «Ор-р-рке-е-естр-р-р-р, «Прощание Славянки»! Экипаж, шагом марш!»

Герой Андрея Краско – командир-подводник Гена Янычар – образ, конечно, собирательный. Но в нем есть и огромная часть Игоря Касатонова.

Из воспоминаний адмирала о событиях 4 января 1992 года: «После развала СССР Черноморский флот остался на территории Украины. Ельцин придумал, извините за прямоту, совершенно нереальный план: страны – суверенные, а вооруженные силы – единые. Украина быстро поняла, что это полная ерунда, и объявила о создании собственной независимой армии. Кравчук требовал, чтобы 3 января 1992 года Черноморский флот принял присягу Украины. Вместе с группировкой бывших советских войск в семьсот тысяч человек.

Я этого делать не стал, объявив 4 января флот российским. Никто не давал мне разрешений на подобные заявления. Я взял ответственность на себя и произнес вслух то, что думал. По форме это был мятеж. Первой о моем демарше написала газета New York Times. В поддержку я получил сотни телеграмм от рядовых сограждан, а от руководства страны – ноль, никакой реакции».

«Такие вот были у меня учителя, – рассказывает Острогляд. – Служба дала мне самое главное для моряка – дисциплинированность и ответственность! А также привычку всегда быть чистым, аккуратным, постиранным, выбритым и наодеколоненным. Ведь в увольнение мы шли на знаменитую в Севастополе танцплощадку «Ивушка» к девушкам. Это во мне до сих пор сидит».

Сейчас именем Касатонова назван корабль. А еще он автор большого количества книг и статей по истории флота Российской империи, МФ СССР и РФ. Дай Бог ему здоровья и долгих лет!

Любимый ярус

«Так как я был электромехаником на секретном ракетном вооружении, визу после армии мне прикрыли на 5 лет. Прилетел домой в раздумьях. Что делать? Мой сослуживец Эдуард Алексеевич Ляхов (относился ко мне по-отечески) как-то обмолвился, что улетает на Камчатку: «Если хочешь, могу забрать». Мысль запала в душу. Так в апреле 1977-го я оказался в Усть-Камчатске, где сел на МРС. Поступил в нашу мореходку, учился без отрыва от производства.

Рыбалка мне далась сразу. Как Рыбе по знаку зодиака, мне были крайне интересны все рыбацкие дела. На МРСе с экипажем в 7 человек все на виду. Работали много, дружно и весело. Заработки были хорошие, как и наша физическая форма, – смеется капитан Острогляд. – Первыми моими учителями на Камчатке стали величайшие рыбаки, чьи имена гремели на весь полуостров, – капитан РС «Умный» Николай Алексеевич Злобин и капитан СТР «Назимово» Николай Алексеевич Семёнов. Опытным взглядом они сразу отметили, что я на пароходе в своей стихии, доверяли ответственные дела».

В КМПО, «Акросе» и «ЯМСах», где Александр Владимирович трудится по сей день, он опробовал практически все виды промысловых орудий – трал, снюрревод, кошельковый невод, добывал краба. «Где только черти не носили! – вспоминает капитан. – Но любимое все-таки – ярус, иначе смог бы я 30 лет на одном судне просидеть?»

Кадровый голод

Александр Владимирович – начальник требовательный, ископаемый, как он себя называет. Сам на работе не употребляет и экипажу не позволяет. Все прекрасно знают: один раз предупредил капитан, второго не будет – чемодан, вокзал (ну то есть берег). Это, может, и хорошо, но молодые смотрят косо.

«Штурмана приходят, учу их, становятся капитанами – многих воспитал на «Томкоде». Отдел кадров сознательно направляет мне перспективных выпускников. Из постоянных – механики. Вместе ходим многие годы. Кто-то из Петропавловска, а кто-то снова и снова приезжает на Камчатку, чтобы вместе отправиться в рейс. Люди по большей части возрастные».

Потому и заботит Острогляда кадровый вопрос. Кому работать на новых шикарных пароходах, которые вот-вот сойдут со стапелей?

«Приезжал как-то председатель совета директоров АО «Акрос» Алексей Буланов, собирал капитанов, говорили о проблемах и их решениях, – рассказывает Александр Владимирович. – Я тогда отметил, что молодежь перестала идти на флот, предложил заняться популяризацией профессии прямо на своем пароходе. Присылайте, говорю, студентов КамчатГТУ и школьников, буду проводить экскурсии. И вот пошли ко мне выпускники. В день по три десятых класса бывало. Показывали, как работаем, живем во время рейса, водили в цех и машинное отделение, в трюм и на капитанский мостик, заглядывали в каюты рыбаков. Камбуз всегда особо радовал ребят, бутерброды и чай с тортиком здесь будто вкуснее. Помню, приехала группа радистов с руководителем, поводил их и спрашиваю: «Кто пойдет в море?» Из десяти будущих радистов руку поднял один Тимофей.

– Хочешь на этом пароходе работать?

– Да, хочу, – отвечает.

– Ну хорошо, учебу закончишь, звони мне!

Так и вышло! Но… это один из десяти! Минпромторг планирует к 2035 году построить в России почти тысячу судов. При этом, если не ошибаюсь, в прошлом году ни одного судоводителя не выпустил наш вуз».

Про Черного полковника и романтику

Как же вернуть былую славу, престиж рыбпрому Камчатки? И хотя в техническом плане рыбалка стала в разы мощнее, что-то потерялось в человеческом… Возможно, совесть, ведь совпало это с приходом в расчеты доллара.

«Прежде дойдешь от конторы до пароходов, рука болит от рукопожатий – всех людей знаешь, от матроса до капитана. Сейчас лица незнакомые, по договору люди работают. Да и социально рыбак не защищен. Потому я и сыновей (их у капитана пятеро от двух браков. – Авт.) в море не отдал, с рыбой связан только старший – технолог по образованию, сейчас в «Акросе» трудится», – рассказывает Александр Острогляд.

Группа «Норебо», в которую входят «Акрос» и «ЯМСы», отказалась от ремонта судов в Пусане, приобрела Петропавловск-Камчатский судоремонтный завод, причальную линию, будут возрождать доки, а для этого нужен постоянный штат квалифицированных работников – сварщики, слесари и др. Рыбная отрасль остро нуждается в госпрограмме.

«Как тут не вспомнить СССР? У нас в колхозной системе в отличие от госорганизаций (вроде БОР и УТРФ) ограничений в заработке не было, – рассказывает Александр Владимирович. – Они 300 рублей на пай выколачивали. А наша схема такова: чем больше поймал и сэкономил, тем больше премия. Потому к нам и рвались. Но на пароход попасть было трудно», – говорит капитан.

Требования к экипажу были очень высоки. Чего стоила одна военная морская подготовка (ВМП). Попробуй сдай ежегодную аттестацию по ВМП у Черного полковника! Так рыбаки звали капитана 2-го ранга полковника Красниченко. Кстати, это не единственный Черный полковник, принимавший ВМП в Петропавловске-Камчатском. В рассказе Вячеслава Ильченко с одноименным названием мы можем узнать о капитане 1-го ранга Юрие Александровиче Качалове. Нужно было столько всего знать, по 20–30 предметов штудировать. Образование держали на уровне, и это правильно, ведь от него зависела безопасность экипажа.

«Чего скрывать, я и по ВМП был силен, и по остойчивости судна, – рассказывает Александр Владимирович и вспоминает такой случай: – Дело было летом. Отработали мы на ивасях. Раньше рыбаков всегда встречали с оркестром. Приходим в выходной день (подгадали, чтобы проверок не было). Набритые, намытые, наодеколоненные! Швартуемся к деревянному пирсу (он давно уже не деревянный, но название осталось). Все в предвкушении. Глядь, стоит толпа конторских и… Черный полковник! Пришвартовались. Они к нам – сдаем К2 (вторые курсовые задачи, предусматривающие отработку одиночными кораблями действий по предназначению в море), плавание в составе конвоя, с тральщиком, тревога, химатака-а-а-а! Надеваем абсолютно непроницаемую химзщиту (а на улице жара!) и давай заводить пластырь на вымышленную пробоину. Выполнено! В бахилах хлюпает пот.

А какие перегоны были! Помню, в Николаевске-на-Амуре с новостроя получал пароход. Люди на нас смотрели как на небожителей. Сейчас этого нет. Где былая романтика? Работая на ивасях, мы заходили на Шикотан. А ведь это… остров Любви. Там было два рыбозавода, по две тысячи обработчиц на каждом. Там такие страсти кипели! Лето, жара, повсюду растет бамбук. Идешь ночью до поселка километров семь, а земля дышит теплом и ароматом цветов! Ивасевый бум 80-х давал отменные заработки, домой на Украину я приезжал в шоколаде», – смеется капитан.

О конкурентах в море

Сейчас в экипаже Острогляда 29 человек. Всё как у всех. Ходят в Охотское и Берингово моря. У тралвахты напряженка – на ногах 12 через 12 часов. Переход или шторм – отсыпаются до боли в боках. Главная традиция здесь – держать пароход в чистоте и порядке. Особенно перед возвращением вымыть, выкрасить. Потому 30-летний «Томкод» всегда выглядит как новенький. Правда, от прежней, заводской начинки там уже ничего не осталось – оборудование регулярно модернизируют. В прежние времена пароходы обменивались фильмами, чтобы собраться в кают-компании, посмотреть кино, обменяться колкими комментариями, посмеяться. Сейчас все в ноутбуках. Именинникам пекут тортики, а капитан говорит добрые слова в их честь.

Александр Владимирович всегда предпочитал восточное побережье: там есть где спрятаться от штормов – под Усть-Камчатском, Корфом. В Охотском, самом штормовом море в мире, такие укрытия редкость. Но климат меняется, жестокие циклоны один за одним обрушивают 10-метровые волны на восток полуострова. Ледовая стала тяжелее. Меняется и поведение рыбы, и ее количество.

«Кстати, в море у нас есть конкуренты, – поделился капитан. – Косатки постоянно обижают, объедают рыбу с крючков. Особенно они любят белокорый и синекорый палтус. Заранее ждут пароход. Порой от палтуса на крючках приходят только челюсти. Как только они появляются, мы вынуждены уйти, а то не рыбалка получается, а кормление хищников. И сивучи досаждают. Очень треску любят, вырывают у нее печень. Спасает то, что сивучи побаиваются петард, косаткам же они по боку».

Позывной «Томкод»

Звание «Знатный рыбак» дается за многолетний и производительный труд в области рыбного хозяйства, за опыт и знания. Все это есть у Александра Владимировича. Понятные только специалистам фишечки по видам промысла и пришвартовке облегчают жизнь и труд рыбака.

«Допустим, надо установить два порядка так, чтобы они упали на необходимую глубину с учетом течения, не уплыв на километр в сторону, пока тонут. А именно на 600 метров, где живет белокорый палтус. Один порядок – это 20-километровая веревка, – терпеливо объясняет капитан и, увидев мои округлившиеся глаза, добавляет: – Это просто расчет. Плюс азарт, без него никуда!»

25 тысяч рублей, прилагающиеся к званию, он передал на нужды детского отделения Камчатского краевого психоневрологического диспансера. 100 тысяч рублей с каждого рейса Острогляд отправляет знакомым ребятам на СВО, это стало традицией…

«Сейчас в районе родного Купянска сражается член нашего экипажа, – рассказывает Александр Владимирович. – Позывной «Томкод». Года три назад он, бывший контрактник, пришел матросом. Собирается учиться на судоводителя, но сейчас поехал к своим пацанам. Это для него важнее. Жене сказал, что устроился боцманом на пароход. Признался, только когда заключил контракт. Немало рыбаков сейчас отправляется на СВО, фронтовое братство напоминает им отношения, которые когда-то царили на флоте».

Жизнь капитана Александра Острогляда – не только море. Между долгими рейсами он с удовольствием погружается в общение с детьми и внуками. В Беларуси, где ждет жена, обожает рыбалку (нет, не надоела), с упоением собирает грибы и ягоды. Здесь чисто, красиво, спокойно, только вот нет пока на прилавках нашей рыбы. Лишь скрученный мороженый минтай скучает на полках.

«А ведь мы выпускаем шикарную продукцию. Палтус и треска, пойманные ярусоловом, недавленые, красивые. А какое у нас филе! Впрочем, недавно губернатор Камчатского края Солодов встречался с президентом Лукашенко. Может, лед тронется», – мечтает Александр Владимирович.

У нашего знатного рыбака планов громадье, его телефон не умолкает, всем нужен. Но есть надежда, что в своем плотном графике он найдет время и свой богатый опыт вместе с рыбацкими байками оформит в книгу.

«Если начну писать мемуары, точно будет трехтомник, не меньше!» – смеется капитан.

Дарья КОЖЕМЯКА

11:00
669
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...