Евгений Новоселов: «Наша компания оплачивает рыбацкий труд достойно»

Евгений Новоселов: «Наша компания оплачивает рыбацкий труд достойно»

В Охотском море завершился сезон А минтаевой путины (январь – апрель). Общий вылов Камчатки составил около 370 тысяч тонн. Почти половина этого объема освоена судами Океанрыбфлота, которые возвращаются в порт, чтобы сразу начинать подготовку к другим видам промысла.

Мы попросили генерального директора компании Евгения Новоселова рассказать об итогах первых месяцев 2020 года и ближайших перспективах

– Евгений Аликович, минтай для Океанрыбфлота – главный промысловый объект, от которого зависит благополучие компании. С каким результатом ваше предприятие завершило сезон А?

– За время работы в компании я не помню двух одинаковых путин. Каждый раз промысел идет по своему, уникальному сценарию. Путина этого года складывалась для нас удачно по погодным условиям и ледовой обстановке. Промысловые скопления минтая позволяли эффективно работать. Наш вылов минтая в Охотском море составил 144 тысячи тонн, в районе Восточного Сахалина – еще около 8 тысяч тонн. Также наш флот добыл порядка 5 тысяч тонн сельди. От квоты минтая этого года осталась небольшая часть – около 60 тысяч тонн. Она будет освоена в осенне-зимний сезон Б.

– Результат мог бы быть лучше, если бы не пандемия, которая изменила ситуацию на рынке, породила карантинные требования для флота, побывавшего в портах Китая и Южной Кореи?

– Влияние пандемии на работу флота мы стали чувствовать с конца января, когда начались трудности с выгрузкой в портах КНР. Затем были введены требования, о которых вы сказали. Но нам удалось избежать серьезных проблем, так как мы увеличили выгрузку продукции в российских портах, включая Петропавловск. Практически вся наша филейная продукция была выгружена в терминале «Сероглазка». Поэтому транспортным судам Океанрыбфлота не пришлось простаивать в море на карантине, а добытчикам – в ожидании перегрузов.

Что касается ситуации на рынке, в течение путины продажи шли достаточно хорошо. Однако к концу промысла цены сильно упали. На российском рынке минтай сегодня мало востребован.

– Год назад Океанрыбфлот попробовал свои силы на промысле иваси и скумбрии, добыча которых не ограничена допустимым уловом. Насколько успешным оказался опыт? Будете ли вы развивать это направление?

– Пока не могу сказать, что это очень выгодный промысел. Флот не совсем готов к вылову этой рыбы в больших объемах. Она очень нежная, работа с ней имеет свои тонкости. Тем более ее промысел совпадает с красной путиной, когда эффективно использовать флот на приемке лосося. Тем не менее мы стараемся осваивать все доступные ресурсы, совершенствуя их промысел. В этом году три наших судна будут добывать иваси и скумбрию в районе Южных Курил.

– Если говорить о суммарном улове, какую планку ваша компания ставит себе на этот год?

– Наша мечта – 300 тысяч тонн. Но пока не удается достигнуть этого объема. Сейчас в среднем через наш флот проходит порядка 270 тысяч тонн водных биоресурсов ежегодно. В 2020 году цифра должна быть примерно на этом уровне. Основной улов традиционно даст минтай – 210 тысяч тонн. На втором месте – сельдь (25 тысяч тонн). Затем идут кальмар (17 тысяч тонн), иваси и скумбрия (17 тысяч тонн). На красной путине наш флот принимает на переработку до 25 тысяч тонн лосося.

– Какая доля продукции вашей компании остается в России?

– 45 процентов. Практически весь кальмар, вся сельдь, все филе минтая Западно-Беринговоморской подзоны идут на российский рынок. Отечественный потребитель хорошо встретил иваси и скумбрию, и цена была достойной. В прошлом году весь улов этой рыбы мы поставили в Россию.

– В интервью «Рыбаку Камчатки» президент ВАРПЭ Герман Зверев привел прогноз, согласно которому по итогам 2020 года отраслевая выручка «затормозится». Какие перспективы ждут Океанрыбфлот в таких условиях?

– Да, риск сокращения выручки существует. Ожидаем дальнейшего снижения цен на рыбную продукцию и ее потребления. Последствия в полной мере дадут о себе знать в начале второго полугодия. Мы к ним готовимся.

– Из-за коронавируса у рыбацких компаний, которые строят суда в России, возникли проблемы. Иностранные специалисты, которые сопровождают строительство, вынужденно покидают нашу страну. Работа останавливается. У вас ситуация на первый взгляд еще труднее, так как вы строите флот за границей. Сможете ли вы продолжать этот проект, учитывая финансовые потери, ужесточение карантинных правил в мире?

– В 2018 году Океанрыбфлот подписал контракт с турецкой верфью на строительство судна. Финансовых угроз для проекта нет, так как мы используем кредитные ресурсы. Несмотря на пандемию, турецкая верфь продолжает работать. Новый траулер должен быть передан нам в 2021 году. Он уже стоит на стапелях. На нем установлены главные двигатели, рефустановка, оборудование по производству муки. Наши турецкие партнеры свои обязательства выполняют. Пока все идет по плану.

– Какую продукцию будет выпускать новое судно? Планируете ли вы расширять ее виды?

– Это судно будет производить филе, консервы. Расширять линейку продукции не планируется. Это нецелесообразно. Наше производство сосредоточено на флоте, работающем в море. На судах слишком стесненные условия, чтобы производить широкий ассортимент различной продукции, который потребует помещений, особых условий хранения, тары. У океанического флота, ведущего промысел в дальних районах, всегда будет сырьевая направленность. Производство продукции надо развивать на берегу.

– Рыбная отрасль Камчатки с давних времен нуждается в приезжей рабочей силе по объективным причинам. Но многие наши земляки считают, что приезжие забирают у них рабочие места. В силу эпидемиологических угроз этот вопрос стал крайне острым. Судя по заявлениям, которые делаются в соцсетях, камчатцы рвутся работать в море и на путине, но местные рыбные компании не дают им такой возможности, нанимая иногородних. Как бы вы ответили на такой упрек?

– Я этот упрек не принимаю. Наш отдел кадров открыт для всех. Если у человека есть документы, позволяющие ему работать в море, если он не нарушал трудовую дисциплину на прежнем месте работы, мы готовы заключить с ним договор. Наша компания оплачивает рыбацкий труд достойно. Обычный матрос без квалификации зарабатывает порядка 160 тысяч рублей в месяц. Кроме того, по итогам промысла лучшие экипажи получают существенную премию. Но большого наплыва желающих у нас работать со стороны местного населения нет. Сегодня экипажи наших судов состоят из жителей Камчатки на 25–30 процентов. Остальные вакансии закрыты жителями других российских регионов, среди которых довольно много наших бывших земляков, уехавших с Камчатки. То, что наш край не может полностью обеспечить свою рыбную отрасль рабочими руками, – это факт, от которого никуда не деться.

P. S. Тему использования местных трудовых ресурсов мы продолжили в разговоре с начальником кадровой службы АО «Океанрыбфлот» Сергеем Коргуном. По его словам, работа по найму строится следующим образом.

Примерно за месяц до возвращения судов с промысла капитаны сообщают, кто из членов экипажей планирует списаться. На основе этой информации формируется список вакансий. Начинается поиск кандидатов на Камчатке и за ее пределами (публикуются объявления, подключаются кадровые агентства и т. д.). Это плановые замены, для которых формируется плановый резерв. Есть еще внеплановые замены, когда люди выбывают из экипажей в силу непредвиденных обстоятельств. Внеплановый резерв сформирован исключительно за счет местных кадров, потому что человек должен прибыть на замену оперативно.

Можно ли жителей Камчатки, которые числятся во внеплановом резерве, перевести сразу в плановый?

«Нет, потому что внеплановые замены – это одна цифра, а плановые – совсем другая, – отвечает Сергей Коргун. – Такого количества работников, которые нам нужны для планового трудоустройства, на Камчатке нет и вряд ли будет».

Добавим, что в береговых подразделениях АО «Океанрыбфлот» (администрация, база обслуживания флота, тренажерный центр, фабрика орудий лова) работают только жители Камчатского края.

Вопросы задавал Кирилл МАРЕНИН

09:35
707
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...