Товарищ учитель

Товарищ учитель

В годы, которые теперь принято называть золотыми в рыбной отрасли, Петропавловск-Камчатское мореходное училище ковало кадры, способные обеспечить потребности необъятной страны. Сегодняшний рассказ об одном из его кузнецов – Петре Кулагине.

Петру Григорьевичу, ветерану рыбной промышленности Камчатки, обладателю медалей «За трудовую доблесть» и «За доблестный труд», 2 июня исполнилось 87 лет.

Родился наш герой в с. Мраково Кугарчинского района Башкирии. В 1942-м его отец пропал без вести, матери пришлось ставить на ноги троих детей одной, старшим был Пётр. После окончания школы принял предложение военкомата поступить в Тихоокеанское высшее военно-морское училище (г. Владивосток). В середине 1950-х началось беспрецедентное сокращение численности Вооруженных сил СССР – несколько миллионов солдат и офицеров уволили из армии и флота. Курсантам ТОВВМУ предложили перейти в гражданское учебное заведение. Так Пётр Кулагин стал курсантом Дальневосточного высшего инженерного мореходного училища (ныне Морской государственный университет имени адмирала Г.И. Невельского).

«Почему папа не захотел стать военным моряком? – задается вопросом дочь Петра Григорьевича Татьяна. – Сейчас говорит, что поддался «стадному» чувству, пошел за компанию с друзьями. Но я подозреваю, что он просто никогда не был человеком «системы».

На Камчатку

В 1958 году Пётр Кулагин со свеженьким дипломом инженера-судоводителя, штурмана малого плавания получает распределение на Камчатку. В распоряжение совнархоза он прибывает летом вместе с женой Лидой.

«Нас поселили в многоместный барак с мужским и женским отделениями. Вместе со мной на Камчатку приехали 10 человек, в том числе мои однокурсники Юрий Камчатка, Георгий Николаев, Борис Лисеев и другие, – рассказывает Пётр Григорьевич. – Началось оформление на работу. В отделе кадров предложили ряд мест, выбрал УТРФ под руководством Петра Илларионовича Аноды. Управление рефрижераторного флота в то время представляло собой мрачное одноэтажное здание. Женщина-кадровик сообщила: только что после ремонта из Китайской Народной Республики прибыла плавбаза «Эскимос», сейчас она в порту на погрузке. И выписала направление. Сюда же отправили моего однокурсника Юрия Ромашкина. Поскольку я был женат и надо было зарабатывать побольше, меня назначили третьим помощником капитана плавбазы, а Юру четвертым. Лида пошла с нами. В своей каюте нас принял опытный, многое повидавший на своем веку капитан Александр Дмитриевич Коломеец, поздравил с назначением. Третий помощник Юрий Бочаров, который давно не был в отпуске, с удовольствием передал мне дела, обошли все объекты, составили акт о приемке, в штурманской проверили навигационные карты, лоции, астрономические ежегодники. В отдельном ящике хранились сигнальные ракеты.

Познакомился с непосредственным начальником – старпомом, штурманом дальнего плавания Александром Ивановичем Тресковым. Стали готовиться к рейсу – принимали бочкотару, соль для засолки рыбы, прорабатывали маршрут, подбирали карты перехода в район промысла. Наконец вышли.

Со мной была жена. Супругу взял с собой и новый старпом, выпускник Петропавловск-Камчатского мореходного училища Виктор Татарников. Капитан хоть и скривился, но согласился с их присутствием. После небольшого перехода в одной из камчатских бухт снабжали СРТ бочкотарой, сетями, солью. После недолгого рейса встали на ремонт в судоверфь. Лидия уехала к родителям в Хороль, так как работы для нее в городе не нашлось (она окончила филологический факультет ДВГУ). К тому же мы ожидали рождения первенца, а квартиры все еще не было. Я остался на судне. Следующий рейс был посвящен приемке селедки в бочках с судов типов СРТ, МРС. В подчинении у меня был машинист Федя Кругликов, ему было доверено по особому распоряжению за дополнительные деньги выдавать дизтопливо СТРам. На плавбазе я проработал полтора года, стал вторым помощником».

Петропавловск-на-Камчатке – много рыбы и вежливых людей

Отправившись в отгулы, Пётр Кулагин поселился в довольно-таки приличной гостинице недалеко от рыбного порта. Тут он в полной мере смог изучить Петропавловск-на-Камчатке. Каким он был? Оживленным и зеленым, полным бодрого, хорошо (даже лучше, чем на материке) одетого народа.

Рыбы тоже было много. Кижуч, кета, чавыча, камбала, селедка холодного и горячего копчения ждали своего часа за прилавками в холодильниках. А вот очередей не было вовсе. Красной горой возвышались красивые балыки, крабы в банках и клешни, которые надо было варить. Тут же торговала икрой продавщица. Она стелила серую оберточную бумагу, большим совком из бочки доставала икру и горкой накладывала покупателям.

Если на материке случались перебои с мясом, то на Камчатке их не было. Молочные продукты отпускали на розлив. На рынках торговали овощами. Была здесь и местная картошка, морковь, капуста. Обилие продуктов особенно бросалось в глаза после отпуска на материке.

«В 1966–1978 годы мы жили на Ленинградской, 65, – дополняет рассказ отца Татьяна. – В подъезде над кафетерием, рядом с магазином «Рыба». От такого соседства были одни плюсы: заведующая кафетерием (кажется, как и весь город) хорошо знала моих родителей и «по блату» отдавала нам деревянные упаковочные ящики, которые бережно складывали в подвале. Их использовали для растопки титана. Кафетерий запомнился бутербродами и пирожками с рыбой, кофе с молоком… Магазин был традиционным, советским. Кажется, с тремя отделами: мороженая, копченая-соленая рыба и консервы. Помню огромные крабьи ноги, навагу, палтус и сухие спинки минтая в коробках...»

– Папа внешне выделялся среди коллег, – вспоминает Татьяна Кулагина. – Он почти не носил форму, всегда – в хорошем костюме и галстуке, обожал красивую импортную обувь. Ну а в пальто и шляпе был вообще похож на иностранца.

Каково это – быть преподавателем?

«Как-то мы встретились с Юрием Ивановичем Камчаткой, – продолжает рассказ Пётр Григорьевич. – Он и говорит: «Давай, старик, со мной в мореходку. Попробуешь, каково это – быть преподавателем». Я и согласился. Обратились мы в совнархоз, чтобы меня откомандировали в училище. Дело это сложное, ведь я в отгулах работал на буксире «Прилив», колол лед в бухте. С плавбазы меня уволили. Так я пришел работать на улицу Ленинградскую рядом со зданием Камчатрыбпрома. Юрий Иванович вызвался меня туда проводить, предупредил: «Здесь много женщин-преподавателей, будешь куда-то заходить – обязательно пропускай, не показывай свою морскую серость». С тех пор, как только в поле зрения появлялись женщины, я отскакивал в сторону и хватался за ручку».

Руководил училищем в 1960 году Юрий Николаевич Серебренников. После на этом посту примерно год трудился Владимир Васильевич Пыжьянов. Тогда всего два отделения было – судоводительское и судомеханическое. Пётр Кулагин начал преподавать такие спецдисциплины, как «Электрорадионавигационные и гидроакустические навигационные приборы». В 1963 году ПКВМУ возглавил его друг и одногруппник Юрий Камчатка. Почти за 20 лет его руководства училище активно развивалось. В 1964 году появилось новое – радиотехническое – отделение под начальством Геннадия Демьяновича Нестеренко.

«А потом неожиданно руководство предложили мне. Возвели новые общежития для курсантов, создали лаборатории. Будущие судоводители и радисты получили учебные кабинеты, напичканные электро-, радио-, гидроакустическими навигационными приборами. Появились кабинеты радиооборудования судов для изучения манипуляции, передачи данных. Была создана небольшая радиотехническая мастерская, где проходили практику радисты – учились паять, собирать элементарные схемы, получали начальные навыки по слесарным работам», – рассказывает Пётр Кулагин

В создании и развитии радиотехнической базы училища активное участие принимал старейший мастер производственного обучения, участник войны с Японией Октябрь Александрович Онищук (все звали его Владимир). Самоучка, мастер на все руки, он не имел какого-то высокого образования, но с легкостью работал на токарных станках, выполнял любые слесарные работы, паял, ремонтировал сложные радиолокационные станции, радиопеленгаторы. Вместе с курсантами-радистами, проходившими практику под его руководством, устанавливал радиолокационные станции разных типов. Постоянно занимался самообразованием. Отдал училищу не менее 20 лет.

«Да, преподавательский состав был хорош. Вспомню некоторые фамилии. Иван Егорович Савинский вел мореходную астрономию, Владимир Николаевич Собченко – приборы, Анатолий Николаевич Павлов и Григорий Семёнович Потреба – манипуляции радиосвязи. Учили судоводителей Александр Александрович Кутенёв и Анатолий Александрович Глушак, Борис Николаевич Евстафьев прекрасно преподавал навигацию. И сейчас мы дружим, иногда созваниваемся с Павловым и Потребой, они живут в Калуге. Хочется отметить и Романа Борисовича Брандта, который, окончив Высшее ленинградское мореходное училище, преподавал морское дело. Долго и плодотворно учебную работу возглавлял Михаил Васильевич Стрыгин. Участник Великой Отечественной войны, спокойный, мудрый, порядочный, он никогда не возмущался, был со всеми вежливым, корректным. Настоящий Учитель. Многое мы старались перенять у него.

Электротехнику и электрооборудование судов вели Юрий Николаевич Бондаренко и Анатолий Александрович Ушакевич. С последним, отличным спортсменом, чемпионом Камчатки, мы были очень дружны. Вместе с женой Валентиной он занимался многоборьем. Хорошо помню Галину Сергеевну Курахтину и Николая Арсентьевича Воронцова – преподавателей электротехники, Тамару Васильевну Попову – радиотехнических дисциплин, мастеров производственного обучения РТО Виктора Ипполитовича Трофимова, Егора Васильевича Богачева, Василия Никифоровича Попова.

В училище были и мастерские, созданные для практики механиков. Долго работали здесь Юрий Николаевич Горбунов, участники Великой Отечественной войны Борис Алексеевич Кислов, Дмитрий Пашковский…

Прекрасно отладил спортивную работу выпускник мореходки Леонид Васильевич Копанев. Было где тренироваться тяжелоатлетам, боксерам, лыжникам. Нередко честь своего учебного заведения курсанты защищали на соревнованиях дальневосточного масштаба», – вспоминает Пётр Григорьевич.

В начале 60-х создали и заочное отделение. Первым его начальником стала Любовь Ивановна Буторина. По трем специальностям здесь плодотворно готовили моряков-рыбаков Камчатрыбпрома, Морского пароходства. Позже заочное отделение возглавил Кулагин.

Курсанты

Удивительно, сколько имен помнит Пётр Григорьевич! Но вот моменту, когда команда Юрия Сенкевича снимала его для «Клуба кинопутешественников», значения не придал.

«И вот сюрприз. Дело было в Башкирии во время отпуска. Прибегает племянница: «Дядя Петя, тебя показывают по телевизору!» Что за шуточки такие, думаю. И точно: на экране я, стою с указкой, схему радионавигационную показываю. Наверное, фотогеничный кабинет был», – смеется Кулагин. Про «видели в телевизоре» многие потом говорили.

О том, какой след в душах своих подопечных оставил Пётр Григорьевич, он тоже скромно умолчал. Но шила в мешке не утаить, особенно в век соцсетей. Да, у нашего героя есть страничка в «Одноклассниках» (нечасто встретишь здесь 87-летних пользователей, правда?). Так вот под каждым постом Кулагина можно найти слова благодарности, обрывки воспоминаний его курсантов. «Очень рад Вас видеть в здравии!!! Учеба 1973–1977 гг., радиотехнический факультет. Большое спасибо Вам и всему коллективу преподавателей тех лет, что Вы нам дали не только технические знания, но и свою душевную теплоту, и участие в нашем становлении специалистами и людьми. Огромного Вам здоровья и долгих лет жизни. С уважением, Игорь». Или вот: «А Кулагин маладца таких пацанов воспитал!!! Здоровья ему на долгие годы!!!» – орфография автора сохранена, зато от души.

Пётр Кулагин умудрился остаться беспартийным, хотя быть членом КПСС ему предлагали много раз. «Считал, что вступить в партию – это как пополнить какую-то касту, – рассказывает Пётр Григорьевич, – потому, наверное, и не продвигался по карьерной лестнице. Мне нравилась работа преподавателя, учить и общаться с курсантами. Каждый раз дипломатично отказывался: надо подумать, такой ответственный шаг. А про себя недоумевал: какая разница, я же все равно гражданин СССР».

«Удивительным образом папу знали многие, связанные с рыболовецким флотом Камчатки, – поделилась с нами Татьяна Кулагина. – Ведь даже знаменитым капитанам надо было получить специальное образование, которого у большинства вообще не было. Все они оканчивали заочное отделение ПКМУ, а его долгие годы возглавлял отец».

На ПБ «Камчатка» и УПС «Забайкалье» Пётр Кулагин выходил с ребятами в море. «Возглавлял учебную практику Адольф Александрович Норкин, – рассказывает Пётр Григорьевич. – Здорово помогал с организацией Камчатрыбпром».

«Папу любили курсанты, обращались за помощью в трудных жизненных ситуациях, – продолжает Татьяна. – Помню, как часто у нас дома останавливались мальчишки, дети знакомых с материка – их присылали родители, чтобы они поступили в мореходку. Чаще всего это были так называемые неблагополучные подростки. Мореходка становилась их счастливым шансом «выйти в люди». Сюда стремились со всего Союза – западных регионов, из Белоруссии, Сибири, Забайкалья, в Башкирии Пётр Григорьевич набирал радистов. Из стен училища ребята выходили не только специалистами для рыбной промышленности, но и офицерами запаса».

О творчестве

Пётр Григорьевич еще в 60-е годы увлекся фотографией. На приличные для того времени камеры «Старт» и Flexaret фотографировал много и все подряд. Даже поступил на заочное отделение института культуры – так мечтал получить специальность фотографа. Правда, письма с заданиями до Камчатки и обратно летели очень долго – проучился года два и бросил. В 1985 году уехал с супругой в Павловский Посад Московской области, но подборку журналов «Советское фото» за 20 лет забрал с собой. До сих пор хранит. Как и желтеющие от времени фотографии. Их сканированием в последнее время занимается дочь Татьяна.

«Папа и здесь работал со студентами, – рассказывает она. – Но теперь уже в школе ДОСААФ учил ремонтировать электрооборудование, стал инструктором в автошколе. Уйти пришлось из-за болезни. Когда отцу исполнилось 75 лет, я подарила ему акварельные краски, мольберт и бумагу. Надо было бороться с болезнью Паркинсона… И он начал рисовать впервые в жизни! Руки трясутся, пытается помешать подступающая слепота (глаукома поразила один глаз), но Пётр Григорьевич не сдается. Каждый год мы печатаем календари с репродукциями его картин, рассылаем родственникам и знакомым».

Понятно: только такие люди, как Кулагин, могли воспитать настоящих морских волков – капитанов дальнего плавания, депутатов Верховного Совета СССР, героев социалистического труда.

«Ежегодно 7 мая мы перезваниваемся с однокурсниками по мореходке и поздравляем друг друга с Днем радио, – говорит выпускник 1969 года Александр Лельчук. – Все мы – бывшие судовые радисты. Бывшие потому, что уже почти все на берегу. Море и морзянка остались в воспоминаниях. Возраст! Да и техника шагнула вперед, уже для нас тяжеловата. В этот день обязательно раздается еще один звонок. Это звонит мой Учитель. Самый главный мой Учитель. Он отмечает День радио всю жизнь и считает его величайшим праздником. Я тоже его поздравляю со всеми праздниками, только пишу СМСки или выхожу в «Одноклассники». Звонить своему Учителю не решаюсь. Он намного старше меня. Пётр Григорьевич Кулагин. Я не был отличником или хорошистом. Так… не очень твердый троечник, но получил у Петра Григорьевича много жизненных уроков не только по радионавигации. Учился у него быть добрым и порядочным, настойчивым и трудолюбивым, учился у него быть моряком! Мы покинули стены мореходки в 1969 году, но до сих пор не потеряли друг друга. Мы помним своего Учителя Петра Григорьевича – бескомпромиссного преподавателя, очень грамотного специалиста и прекрасного человека. Многие из нас, в том числе и я, переписываются с ним до сих пор, не теряют связи. Несколько лет назад я узнал, что Пётр Григорьевич увлекается живописью. К Новому году он подарил мне большой красочный календарь с его пейзажами. Я до сих пор храню его. Всему доброму, что в нас есть, мы во многом обязаны именно Петру Григорьевичу. Не выходя за рамки учебной программы, он ненавязчиво учил нас доброте и человечности, умению вести себя в различных жизненных ситуациях. Никогда не забуду – однажды, по-моему, в 1976 году в Бискайском заливе во время работы на иностранном судне с иностранной командой у меня намертво завис радиолокатор. В этой совершенно безвыходной ситуации вместе с судовым электриком начал искать причину поломки. Нашли! Сгорел трансформатор. Восстановить его нельзя. Почему-то сразу я вспомнил все лекции Петра Григорьевича. Наверное, в критической ситуации память и голова работают по-другому. Мы с судовым электриком сделали невозможное: рассчитали и вручную перемотали проклятый трансформатор. Это было нечто! Радар заработал! И тогда я почувствовал огромную благодарность своему Учителю! Ведь это его, а не моя заслуга! Когда мы встречаемся с однокурсниками, обязательно вспоминаем Петра Григорьевича, поднимаем тост за его здоровье и долголетие. 2 июня – его день рождения. У нас одно пожелание – здоровья! И одна просьба – беречь себя. Он очень нам нужен. Очень!»

Дарья КОЖЕМЯКА

00:40
1343
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...