Что спасет реки Камчатки? РХЗЗ!

Что спасет реки Камчатки? РХЗЗ!

До июня 2022 года Камчатский край должен завершить работу по защите своих нерестовых рек от негативного воздействия горнорудных проектов. Самым перспективным вариантом считается создание рыбохозяйственных заповедных зон.

Проекты по добыче полезных ископаемых всегда вызывали у экологов тревогу. Увы, вред, которые эти проекты могут причинить природе, нередко перечеркивает всю их пользу для края. По закону о недрах регионы имеют право принимать участие в определении условий разработки месторождений полезных ископаемых на своих территориях. Однако на деле они этим правом воспользоваться не могут. Мнение нашего края о возможных экологических, экономических и социальных последствиях горнорудных работ в большинстве случаев не получает должной оценки.

Эти противоречия со всей очевидностью проявились в мае 2020 года, когда неравнодушные камчатцы сняли на видео результаты геологических работ на реке Быстрой в бассейне реки Большой, одного из важнейших рыбохозяйственных водоемов полуострова. Здесь компания «Дальстрой» вела разведочные работы на россыпном месторождении золота. Попавшие в соцсети кадры изувеченной природы никого не оставили равнодушным. Одним из итогов вспыхнувшей дискуссии стала инициатива главы края Владимира Солодова исключить такие геологические проекты на самых уязвимых природных территориях Камчатки, а также усилить роль региона в регулировании добычи золота. Инициатива получила одобрение на федеральном уровне. Дальше началось обсуждение вариантов, которое длилось больше года. Что достигнуто?

«Министерство природных ресурсов и экологии России не поддержало предложение по изменению законодательства. И оно по-своему право. Действительно, если ограничить деятельность горнорудных компаний законом, то это коснется не только Камчатки, но и других регионов, так как закон един для всех. А ведь есть края и области, где недропользование является ключевой отраслью экономики, к примеру в Магаданской области и на нефтяных «северах» Западной Сибири. В апреле 2021 года на встрече с Владимиром Солодовым глава минприроды Александр Козлов предложил другой путь – сформировать в бассейнах нерестовых рек особо охраняемые природные территории (ООПТ), что предотвратит здесь разработку недр в рамках существующего законодательства о недрах», – рассказывает министр природных ресурсов и экологии Камчатского края Алексей Кумарьков.

28 июля 2021 года в нашем крае была образована рабочая группа по вопросам создания указанных ООПТ. В нее были включены представители регионального правительства, районов, отраслевой науки. Группа составила перечень водоемов, на которых предполагалось создать ООПТ. В него попали 36 рек в семи муниципальных районах, в том числе Озерная, Большая, Пымта, Воровская, Колпакова, Камчатка, Тымлат, Вывенка и другие.

«В ходе дальнейшего обсуждения представители общественности высказали опасение, что режим ООПТ ограничит работу не только горнорудных, но также рыбодобывающих и туристических компаний. Тогда был предложен новый и, на мой взгляд, самый приемлемый вариант – формирование в бассейнах рек не ООПТ, а рыбохозяйственных заповедных зон», – говорит Алексей Кумарьков.

Рыбохозяйственная заповедная зона (РХЗЗ) – это водный объект или его часть с прилегающей территорией с особым режимом хозяйственной деятельности, цель которого – сохранение водных биоресурсов, развитие рыболовства и аквакультуры. Виды деятельности, которые могут быть запрещены или ограничены в РХЗЗ, определяет Правительство России.

«Наша ближайшая задача – еще раз свериться с рыбохозяйственной наукой и направить обращение в федеральный центр, в котором мы приведем свои доводы в пользу создания на Камчатке именно рыбохозяйственных заповедных зон. Если эта инициатива будет принята, то далее Федеральное агентство по рыболовству должно будет поручить отраслевой науке (камчатскому филиалу ВНИРО) обосновать формирование РХЗЗ. По словам представителей науки, на подготовку обоснования по каждой из выбранных рек уйдет порядка двух месяцев. Все материалы в наличии есть. И к этой работе готовы подключиться представители наших крупных рыбодобывающих компаний», – говорит Алексей Кумарьков. При этом на озере Начикинском  будет создана именно особо охраняемая природная территория, как это было сделано в 2020 году в отношении другого важнейшего нерестового озера – Паланского. Здесь особый случай. Опасность для этого водоема представляют не горнорудные компании, а браконьеры и недобросовестные туроператоры, которых остановит только режим ООПТ.

После апрельской встречи Владимира Солодова и Александра Козлова Минприроды России временно ограничило все работы по геологическому изучению, разведке и добыче россыпного золота на упомянутых 36 реках. Мораторий объявлен как минимум до середины 2022 года. Именно до этого срока Камчатский край должен подготовить, представить и обосновать свои предложения по ограничению добычи полезных ископаемых в бассейнах данных водоемов.

Каким же будет результат этой работы? Недропользование станет на Камчатке «нон-грата»?

«Если все пойдет по намеченному нами плану, то на реках, расположенных на юге Камчатки, мы исключим добычу россыпного золота. В центральной части полуострова – в Усть-Камчатском и Карагинском районах – будут возможны проекты по добыче рудного золота шахтным способом с учетом самых жестких требований экологического характера (например, на золотосеребряном месторождении Кумроч). На севере полуострова – в Пенжинском и Олюторском районах – с учетом экономической специфики этой территории недропользование также не будет ограничиваться при соблюдении жестких требований природоохранного законодательства», – говорит Алексей Кумарьков.

Уже можно точно сказать, что Родниковое золотосеребряное месторождение в Елизовском районе разрабатываться не будет. Компания «ТСГ Асача» вернула лицензию на его освоение. Возможно, что и лицензия на Мутновское золоторудное месторождение в Елизовском районе будет прекращена досрочно. С таким предложением губернатор Владимир Солодов обратился в минприроды. Право пользования недрами Мутновского месторождения было предоставлено в 1998 году по лицензии на срок до 31 октября 2023 года. Но работы там практически не ведутся, что нарушает условия лицензионного соглашения.

Важно добавить, что все это – не модное «зеленое» поветрие, не заигрывание с экологической общественностью. И в советские годы в руководстве Камчатки не все безоговорочно поддерживали развитие горнорудной промышленности. Примером служит Дмитрий Качин, первый секретарь Камчатского областного комитета КПСС в 1971–1986 годах, один из лучших руководителей нашего региона.

Вот как он сам вспоминал о своем отношении к добыче полезных ископаемых: «Что касается золота, то я, если не был его ярым противником, то во всяком случае относился к тем, кто начинал здесь разработки, без энтузиазма. Опасность этой затеи я почувствовал, как только в Елизовском районе на речке за Малками организовался прииск. Я как-то летел на вертолете и специально попросил сделать круг над участком, где добывали золото. Речка нерестовая, а с участка тянется огромный шлейф земли – черной, страшной, глинистой – и прямо в воду. Я тут же попросил нашу рыбоохрану посмотреть, что там творится, и мы тот прииск закрыли. Если такая добыча приведет к гибели самого главного нашего богатства – лососевых, нам нечего здесь делать». Лучше не скажешь.

Кирилл МАРЕНИН.

01:50
1389
коряк
02:37

О.М. Лапшина, директора КамчатНИРО, за защиту лососевых рек от золотодобычи, чуть не смешали с землей и испортили жизнь и карьеру.

камчадал
01:46

ОМЛ не был бессребреником. Для него «защита лососевых рек» была просто интересной возможностью.  

Загрузка...