Чем виноваты сети?

Чем виноваты сети?

Что кроется за призывом ограничить сетной лов лососей: желание защитить рыбный ресурс или задавить конкурентов? КРХС дал возможность обеим сторонам этого спора высказать свои мнения

В прошлом году нам объявили, что сетной лов, который ведется на морских рыбопромысловых участках Камчатки, представляет угрозу запасам лососей. Не успели мы оглянуться, как был готов проект изменений в правила рыболовства, который направлен на сокращение сетного лова в четырех подзонах: Западно-Камчатской, Камчатско-Курильской, Петропавловск-Командорской, Карагинской. Использование сетей предлагается ограничить по их длине, высоте, количеству на одном участке, по расстоянию между ними.

14 ноября данный проект был вынесен на обсуждение Камчатского рыбохозяйственного совета. Председатель КРХС, министр рыбного хозяйства края Владимир Галицын сразу предупредил, что голосования не будет. Вопрос был внесен в повестку лишь с одной целью – избежать кулуарного решения, от которого зависит будущее ряда камчатских компаний.

Первым слово взял Алексас Романаускас, председатель Ассоциации рыбопромышленных предприятий западного побережья Камчатки. Это одна из тех организаций, которые выступают за ограничение сетного лова.

По его словам, нынешний сетной промысел уже не тот, что был раньше. Он прогрессирует. Некоторые фирмы механизируют процессы постановки и выборки сетей по аналогии с дрифтером. Низкая себестоимость сетей ведет к росту промысловой нагрузки на рыбопромысловые участки. Некоторые пользователи ставят сети в неконтролируемом количестве и оставляют в дрейфе для большей промысловой эффективности. Порой сети сносит на участки других пользователей, что негативно влияет на уловы последних. Вкупе с тем, что сети в отличие от неводов не дают рыбе шанса обойти ловушки и пройти к местам нереста, это создает угрозу запасам лососевых.

Задача предложенных изменений в правила – устранить эти крайности. Но даже если принять такой регламент, как следить за его соблюдением? Например, как измерять расстояние между сетями в морских условиях?

А так ли уж страшен сетной лов? Что говорят по этому поводу те предприятия, которые его ведут?

«Мы разделяем озабоченность коллег в связи с усилением промыслового пресса, – сказал на заседании КРХС представитель ООО «Дары Камчатки» Артур Майсс. – Но мы против ограничительных мер только для сетных орудий. И у неводов, и у сетей есть свои плюсы и минусы. Почему приоритет отдан именно неводам? Сети виноваты тем, что в ставные неводы заходит меньше рыбы?»

Когда в 2008–2009 годах проводились конкурсы на участки, ряд компаний сделали выбор в пользу тех, где изначально был разрешен сетной лов, и планировали свою деятельность, исходя из этих условий.

«Теперь предлагается ограничить сети, изменяя условия договора и значительно сокращая промысловые усилия, что приведет к сокращению вылова, рабочих мест, налоговых выплат», – подчеркнул Артур Майсс.

«Запрет жаберных сетей надуман в интересах одних компаний против других. Тем, у кого есть устьевые участки в реках, интересно, чтобы на море вообще орудий лова никто не ставил», – без обиняков заявил гендиректор ООО «Западное-М» Александр Яшкин.

Владимир Галицын призвал участников заседания вспомнить, что у летних путин есть погодная специфика. В штормовые дни работать неводами невозможно. Летом 2004 года на Западной Камчатке на берег выбросило 80 процентов ставных неводов. В такой ситуации могут выручить только сети. А что будет, если их использование ограничат или вовсе запретят? Не рискуют ли компании, которые поддерживают подобные решения, самим себе перекрыть кислород?

Пока мы обсуждаем, как на Камчатке сократить промысел, наши сахалинские соседи ни в чем себя не ограничивают. Они ловят на Курилах сетями камчатскую рыбу, которая проходит мимо них транзитом, фактически в режиме дрифтерного лова.

«Зачем добиваться запрета рыбалки для камчатских предприятий в то время, как сахалинские компании очень «эффективно» организовали промысел на Северных Курилах? Бей своих, чтобы чужие боялись?» – задался вопросом Владимир Галицын.

Однако противников сетного лова на Камчатке эти аргументы не убедили.

«Если вы за сети, скажите прямо и открыто», – предложил министру рыбопромышленник Игорь Редькин.

«Я не за и не против», – ответил тот и напомнил Игорю Редькину, что проблема жаберных сетей началась именно с тех компаний, которые сегодня больше всех агитируют против сетного лова. В 2013 году они передали по договорам часть своих участков для промысла сетями. Тогда им это было выгодно, хотя их предупреждали, что они выпускают джина из бутылки.

«В последующие годы вам стало уже неинтересно, что перед вашими неводами стоят сети. Вы стали менять свою позицию», – завершил экскурс в историю Владимир Галицын.

«Посмотрите, кто платит больше налогов, кто больше социально направлен», – выложил последний козырь его оппонент, подразумевая, очевидно, свое предприятие.

Да, есть на Камчатке крупные компании, которые (кто правдой, а кто – нет) выиграли на конкурсах 2008–2009 годов наибольшее количество рыбопромысловых участков и теперь могут позволить себе вкладывать большие средства в свое дело. Но есть в нашем крае представители и среднего бизнеса, и малого. Они тоже заплатили государству деньги за право вести промысел, тоже платят налоги и дают людям работу. Почему их интересами надо жертвовать?

Председатель Союза рыбопромышленников и предпринимателей Камчатки Сергей Тимошенко предупредил коллег об опасности, которая связана с изменением законодательства: в федеральных структурах всегда «развивают» предложения с мест, дают им свою интерпретацию. В итоге мы получаем совсем не то, чего ждем. А выкорчевать из закона или правил внесенную туда поправку почти нереально.

По словам Сергея Тимошенко, нет смысла менять существующие правила федерального порядка, когда есть возможность управлять промыслом на местном уровне. На Камчатке работает комиссия по регулированию вылова анадромных видов рыб. Она устанавливает сроки промысла, ограничивает лов проходными днями. Не проще ли договариваться и принимать решение на заседаниях этой комиссии по каждому конкретному водоему, чем вводить запрет для всех разом?

С одной стороны – проще. С другой – здесь есть свои проблемы. Комиссия более чем на треть состоит из представителей Росрыболовства. Позиция местного управления ФАР известна: оно против жаберных сетей. Значит, комиссия большинством голосов всегда будет голосовать за жесткое ограничение сетного лова, как это уже было в 2015 году, а потом получать предписания прокуратуры о недопустимости таких решений.

Не плохо бы начать с изменения состава «анадромной» комиссии, чтобы ее решения рождались в результате равноправного диалога всех заинтересованных сторон. Но вряд ли это произойдет в ближайшем будущем.

Дискуссия на встрече КРХС завершилась тем, что каждый остался при своем мнении. Дальше этот вопрос будут обсуждать научные советы институтов (от КамчатНИРО до ВНИРО), на заседаниях Дальневосточного научно-промыслового совета. Свою оценку должны дать и федеральные ведомства, включая антимонопольную службу. Согласует ли ФАС решение, которое явно ущемляет интересы одних фирм в угоду другим, – большой вопрос.

И еще. На заседании КРХС представители отдельных компаний, защищавших сетной лов, явно отступали перед натиском рыбопромышленных ассоциаций, которые пошли против сетей единым фронтом. Из этого сделаны выводы. Похоже, скоро на Западной Камчатке появится еще одна, четвертая по счету, ассоциация. И создадут ее «сетевики».

Кирилл МАРЕНИН

Чем виноваты сети? 0Чем виноваты сети? 1
19:00
1844
Всезнайка
06:55
А в договорах Витязя и Народов севера на пользование РПУ предусмотрена возможность предоставления этих РПУ в субаренду другим пользователям? Не является ли такая практика нарушением условий договоров и основанием для их расторжения?!
Sssr
20:47
Никакой субаренды нет. По документам все выглядит так как-будто хозяева участков ловят сами. Это как торговля квотами.
RF
17:43
Уже не в первый раз слышу о передаче РПУ в пользование на условиях рантье. Но ведь доказать это можно, просто никто не хочет раскачивать сложившийся порядок. Вот информация из той же оперы о некоем ИП Гарнага, который нанимал рыбаков на РПУ, хотя никогда в конкурсах на РПУ не участвовал и соответственно никаких РПУ не получал.
"«В правозащитный центр обратилась группа рыбаков, которые вернулись с путины на Севере Камчатки. Кроме того, что рыбаков едва не утопили на установке невода, так и рассчитываться за работу с ними не спешат.
Камчатская путина для восьмерых рыбаков закончилась абсолютным фиаско. Взрослые мужчины, отработав по несколько месяцев, оказались без денег и с внушительными долгами. Виной всему недобросовестность их работодателя. О своей сложной ситуации они рассказали сотрудникам Центра защиты прав граждан «Справедливая Россия».
– Весной меня пригласил на путину индивидуальный предприниматель, – рассказывает рыбак Виталий Гришко. – Он обещал хороший заработок, подписал с нами бумаги, и мы принялись готовить оборудование для отъезда в село Вывенка на побережье Олюторского района. Мы готовили плавсредства, ставной невод и другие снасти. Подписанный договор от имени ИП Гарнаги Юрия Владимировича придавал нам уверенность в благополучном исходе дела. Наша бригада состояла из восьми человек.
Проблемы у бригады начались еще в начале лета. Плавсредства и сам невод, которым предстояло ловить рыбу, оказались непригодными для работы. Но Гарнага уверял, что все будет хорошо, а небольшой ремонт обеспечит плавучесть всему предпринимательскому флоту. В июне небольшими группами бригада была доставлена в село Корф, а после в село Вывенка.
Два месяца бригада пыталась удержать на плаву плавсредства индивидуального предпринимателя.
– Так называемая «жилонка» – судно, предназначенное для проживания в районе невода, тонула несколько раз вместе с личными вещами и продуктами, – продолжает рассказ Виталий Гришко. – «Переборочник» и «прорезь» также неоднократно уходили под воду. Был случай, когда один член бригады чуть не погиб, оказавшись за бортом тонущего «переборочника». Мы вручную восстановили из небытия невод и установили его.
Попытка уговорить предпринимателя, в соответствии с договором, обеспечить бригаду нормальными условиями для работы и плавсредствами для ловли рыбы не привела к положительному результату. Бригада сообщила о разрыве договора в одностороннем порядке, так как одна из сторон грубо его нарушила.
Часть бригады не стала ждать транспорта в город и, заручившись письменным обязательством работодателя, убыла в Петропавловск-Камчатский. Остальные члены бригады были вывезены на «большую землю» только в августе после снятия невода на рыбопромысловом участке. В телефонном разговоре с предпринимателем убедить его выплатить рыбакам расчет и компенсировать потраченные на перелет денежные средства рыбакам не удалось. Бывший работодатель считает, что он уже никому ничего не должен.
В Центре защиты прав граждан «Справедливая Россия» полагают, что документы, которые есть на руках у членов бригады, полностью подтверждают факт трудовых взаимоотношений между ИП Гарнагой и бригадой, работавшей на ставном неводе в камчатском селе Вывенка. Особенно ценными являются подробнейшие фотоотчеты бригады, где видно, в каких условиях работали люди, какой опасности подвергались их жизни. После общения со специалистами Центра справедливости рыбаки подготовили обращение в Государственную инспекцию по труду.
– Понятно, что нам нужно добиться выплаты зарплаты и компенсации за проезд к месту работы, – говорит Виталий Гришко. – Но, я надеюсь, история послужит предупреждением для остальных»".
Источник: Домовой совет
domsovet.tv/…/kamchatskie-rybaki-otrabotali-v-uzhas…/
Загрузка...