По Камчатке с Хантером

По Камчатке с Хантером

Гид-проводник – самый важный человек в туриндустрии. От него зависит, какой увидит Камчатку приезжий турист, с каким впечатлением о ней уедет домой, вернется ли, посоветует ли наш край друзьям. Сергей Перевозников, известный в соцсетях как Хантер, работает в этом бизнесе два десятка лет. Сегодня он откроет нам секреты своей профессии.

Сергей родился в Запорожской области в 1971-м. Когда ему было четыре года, родители увезли его на Дальний Восток. Они, тогда еще комсомольцы, ехали осваивать Колыму.

Магадан – край золота. Неудивительно, что Сергей после школы поступил в институт цветных металлов. Окончив его, стал работать в золотодобывающей артели. В 1994-м его настиг «ельцинский призыв»: выпускникам военных кафедр предлагалось на выбор пойти на год в солдаты или на два – в офицеры. Сергей выбрал второе и отправился выполнять воинский долг на Камчатку.

Отслужив свой срок, он собирался вернуться в Магадан. Но так вышло, что пришлось отложить возвращение на неделю, потом – на месяц. А в итоге он задержался здесь на четверть века.

Еще в детстве Сергей с отцом сплавлялся по рекам. На Камчатке любовь к этому виду досуга вспыхнула с новой силой. Из друзей и знакомых сложилась команда, с которой наш герой стал ходить на сплавы. Выходили на реку при любой возможности. Самое сложное время для сплавов — ранняя весна, когда вода еще покрыта льдом, а берега – снегом. Но это не останавливало Сергея и его товарищей.

«Однажды подъезжаем к реке. Она уже вскрылась, плыть можно. Но к воде не подойдешь из-за снега. Тогда кто-то предлагает: надо найти возвышенность и с нее спуститься к реке на лодках как на санках. Так и сделали. Если бы знали, с какой скоростью понесемся, подумали бы дважды», – вспоминает Сергей.

В другой раз удалось добраться до реки без приключений, спустить лодки, проплыть 45 километров, но впереди ждал затор из льда. По берегу тоже не пройдешь – вокруг сугробы. Пришлось швартоваться, разбивать лагерь посреди тайги и ждать, пока вода не пробьет себе путь. Однажды такая вынужденная остановка затянулась на три дня.

Как хобби стало для Сергея работой? 20 лет назад позвонил товарищ по сплавам: «На Камчатку приезжает президент гильдии ювелиров России. Хочет сплавиться по реке. Ищет того, кто сможет это организовать. Я не успеваю. Выручай».

Сергей выручил. С этого сплава начался его бизнес.

«Моя фишка – рыбалка. В других группах с собой берут купленную мороженую рыбу, чтобы приготовить для туристов. Моя группа ловит сама: микижу, хариуса, кету, горбушу. В июне не половишь – слишком много воды. Поэтому у нас сезон стартует позже, чем у остальных сплавщиков – примерно с начала июля, а длится до 25 сентября. Но зато эмоций выше крыши! Рыба попадается крупная. Самый маленький голец, как минимум, 40 сантиметров в длину», – говорит Сергей.

Когда организатор туров гонится за количеством клиентов, чтобы заработать побольше, сплав превращается в извоз. Посадили тебя в лодку, два часа покатали и – свободен. Так Камчатку не увидишь и не почувствуешь. Сергей берет на сплав небольшое количество людей: от четырех до шести. Как правило, это либо семья, либо друзья. Сплав у него длится не меньше восьми часов.

«Мне важнее не количество туристов, а качество услуг, которые я могу предложить. Мой клиент должен получить удовольствие, ему должно быть комфортно. А какое удовольствие, какой комфорт, если в группе по 30 – 60 человек: один устал, другой просится домой, третий рвет у тебя из рук весло. У меня на сплавах всегда порядок. За 20 лет ни одного конфликта с клиентами не было», – не без гордости рассказывает камчатский гид.

К подготовке тура он подходит основательно. Все, что может потребоваться в пути, всегда под рукой – от влажных салфеток до бензопилы. Само собой, в поход берет ружье.

«В день по пятнадцать медведей встречаем. С взрослыми хищниками проблемы редко возникают. Косолапый может пройти в метре у тебя за спиной, ты его даже не услышишь, а он тебя не тронет. Случалось, что мы оказывались рядом с медвежатами. Тогда матуха вскакивала, бежала и становилась между нами, однако агрессии не проявляла. Более беспокойные – подростки, которые только начинают жить самостоятельно. Эти могут набедокурить. Самые опасные – подранки. В прошлом году на реке появился раненый медведь. Он ревел на всю округу. Пытался запрыгнуть в лодку туристической группы, которая шла перед нами. Пришлось отменить ночевки», – говорит Сергей.

Если медведи доставляют неприятности, то в этом виноваты сами туристы, которых не научили вести себя на природе. Они бросают на местах своих стоянок остатки еды и другой мусор, чем привлекают косолапых.

«Один медведь не давал нам жизни. Он привык, что сплавщики оставляют еду. Поэтому постоянно «дежурил» у нашего лагеря. Я его гонял ночью часа три, стрелял из ружья в воздух. Бесполезно. Единственное, что помогло – 70-процентный уксус. Считается, что медведи его не переносят. Проверил на практике – прочертил уксусом «пограничную полосу». Медведь бродил вокруг, но ни разу ее не перешел. С тех пор делаю это всегда. На всякий случай, – делится опытом Сергей. – Сам я мусор никогда не оставляю. Все, что можно сжечь, сжигаю. Остальное, вплоть до картофельной кожуры, в мешке привожу в город».

Он признается: на сплавах с туристами физически очень устает, но морально отдыхает за весь год.

«Везде природа красива по-своему. Но Камчатка – особый случай. Откуда бы сюда ни приехали, все в восторге от нее, – говорит он. – Я тоже по миру поездил туристом, порыбачил. В Сочи пошел ловить ставриду. Мне выдали копеечную китайскую удочку, которая не гнется, и сказали: «Почувствуйте удовольствие от рыбалки». А я – им: «Приезжайте к нам на Камчатку и сами почувствуйте, что такое поклевка, когда удочка сгибается в три погибели от рыбы». У меня за сезон ломают, как минимум, пять удочек, причем недешевых!»

Сергей уже давно считает себя коренным «камчадалом», который не променяет этот край ни на какой другой. Его принцип: научись хорошо жить там, где живешь:

«На климат не жалуюсь. За 27 лет, что живу на Камчатке, с каждым годом здесь становится теплее. На свои первые камчатские сплавы летом надевал термобелье, а сейчас в футболке прекрасно себя чувствую. Кто-то из наших земляков ругает краевой центр. А лично мне в мегаполисах скучно. У нас на расстоянии вытянутой руки – природные красоты. Нигде такого больше нет. Дороги на Камчатке плохие? Ко мне из Краснодара дорожники прилетают отдыхать третий год подряд. Они говорят, что наши дороги лучше, чем у них».

2023-й только начинается. А Сергей уже готовится к лету. Его реклама – сарафанное радио и социальные сети. Свою страницу он ведет под ником Hunter.raftkam. Хантером (охотником по-английски) его когда-то прозвали друзья за то, что вечно пропадал на охоте и рыбалке.

Пожелаем Хантеру и его коллегам по бизнесу удачного сезона. Пусть ваши клиенты полюбят Камчатку так, как любим ее мы, и возвращаются сюда еще и еще!

Алексей ПЛАТОНОВ.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Байка от Сергея Перевозникова

Сплавлялись мы однажды в июле по реке Быстрой. Было у нас два рафта. Мы плыли в одном, а в другом везли свои вещи. Погода хорошая. Все идет по плану. Незадолго до остановки наш товарищ высадился на берег, чтобы наловить нам рыбы на уху. Там же мы оставили лодку с вещами и поплыли дальше.

Добрались до условленного места, разбили лагерь, почистили картошку, все приготовили. Ждем, когда товарищ привезет улов и котелки, которые остались у него в лодке. Проходит полчаса, потом – час. Никого. Уже становится тревожно.

«Ну вот, «поздравляю», за 18 лет сплавов – мой первый инцидент», – думаю я.

Наконец, через три часа появляется наш компаньон на рафте, как ни в чем не бывало.

Я бегу к нему: «Ты где пропадал? Мы тебя ждем, волнуемся!». «А что я мог сделать?» – отвечает и рассказывает, что с ним приключилось. По его словам, зашел он по колено в воду, закинул удочку, поворачивается, а возле его рафта расположились три медведя и уходить не собираются. Что делать? Ружье осталось в лодке. И как назло он зашел в протоку, в которой его со стороны реки не видно. Если кто по реке плыть будет, помощи не попросишь.

Вот и пришлось ему три часа простоять в воде, пока медведи не ушли. Зато теперь у нас есть история, которую можно рассказывать друзьям у костра, пока уха варится.

10:50
2616
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...