Маркировка раздора

Маркировка раздора

В 2024 году маркировка икры лососевых и осетровых рыб станет обязательной. Дальневосточные рыбаки бьют тревогу и уже второй год пытаются доказать, что новые требования могут привести к целому ряду проблем, в том числе с глобальными для отрасли последствиями.

Напомним, в 2023 году маркировка тестировалась в формате эксперимента. А с 1 апреля 2024 года, в соответствии с постановлением Правительства РФ от 29 ноября 2023 года № 2028, производители будут обязаны наносить маркировку на упаковку икры и передавать эти сведения в государственную информационную систему мониторинга оборота товаров.

Казалось бы, для «обкатки» новых законодательных требований времени у производителей было предостаточно, поэтому экспериментируйте, тренируйтесь! Но в эксперимент включились единицы. Причина – уверенность большинства производителей в том, что маркировать придется продукцию, упакованную в потребительскую тару, а уж с этим они бы справились, поэтому и не было смысла раньше времени вкладывать деньги в дорогостоящее маркировочное оборудование.

Уверенность эта была полностью обоснованной, поскольку в нормативной базе эксперимента говорится о маркировке исключительно продукции в потребительской упаковке. Именно в этом заключается эксперимент, который до сих пор продолжается и продлится до 31 марта 2024 года.

Никто не ожидал, что в постановление № 2028, которым с 1 апреля 2024 года вводится уже обязательная маркировка, войдут абсолютно все виды производимой лососевой икры, в том числе в транспортной упаковке.

Следовательно, с 1 апреля придется маркировать икру пробойную соленую в 25-килограммовых куботейнерах, что вызвало в сообществе производителей шквал обсуждений. Как сообщил председатель Ассоциации добытчиков лососей Камчатки Владимир Галицын, производители пребывают в растерянности еще перед одним фактом.

«Из постановления № 2028 следует, что под обязательную маркировку попадает и икра мороженая ястычная. С рыбопромышленниками это не обсуждалось, эксперимент в отношении этого вида продукции не проводился, поэтому никто о таком даже не задумывался», – сказал Владимир Галицын.

Ястычная замороженная икра – сырье, которое отправляется в центральные регионы России, в том числе Подмосковье, для дальнейшего изготовления икры соленой пробойной. Такая икра замораживается на специальных противнях и затем упаковывается в бумажные мешки либо коробки. В чем же проблема?

Испорченная марка = некондиционный продукт

Часть проблем производители рыбопродукции обсудили в Петропавловске-Камчатском на недавней встрече с представителем Центра развития перспективных технологий (ЦРПТ) – оператора национальной системы маркировки товаров «Честный знак». Сотрудник ЦРПТ прибыл по приглашению Тымлатского рыбокомбината, который пока маркирует только БАДы, но также немало озадачен предстоящей маркировкой икорной продукции. Впрочем, в зале набралось не меньше сотни представителей и других предприятий, желающих задать вопросы.

Как выяснилось на этой конференции, для ЦРПТ постановка марки на банку и на куботейнер – все одно. Никакой существенной разницы они не усматривают. Представитель ЦРПТ посоветовал нововведений не бояться, «у молочников (производители молочной продукции в России маркируют свои товары с 2021 года. – Ред.) же все получилось». Но 25-килограммовый куботейнер или увесистый мешок либо коробка с заморозкой внутри – не пакет молока. В процессе транспортировки груз (замороженная икра) хранится при минусовой температуре, многократно перемещается, на его поверхности образуется конденсат.

«Что будет, если марка на куботейнере (или мешке, коробке) станет нечитаемой?» – спросили рыбаки. Из ответа гостя буквально следовало, что эту икру продавать будет нельзя, как если бы эта упаковка упала и лопнула. «Если марка не читается, это товар ненадлежащего качества», – сказал сотрудник ЦРПТ.

Оказалось, что ранее работники этой передовой организации не задумывались, что одно дело – некондиционная продукция и совершенно иное – нечитаемая бумажка, которая еще недавно никому не была нужна. И выводить из обращения куботейнер икры стоимостью 100 тысяч рублей совсем не одно и то же, что выбросить в урну пачку молока.

По итогам конференции представитель ЦРПТ заверил, что эти вопросы будут доработаны, но пока никакой дополнительной информации не поступало.

Проблема из проблем

Требование маркировать куботейнеры, а тем более ястычную мороженую икру вызывает в сообществе производителей серьезную озабоченность.

«Мороженую икру производят в основном на судах, которые приходят на переработку, – пояснил Владимир Галицын. – Если береговой завод работает на лососе постоянно и может стационарно расположить маркировочное оборудование, то такие суда, приходящие раз в году на путину, точно не будут устанавливать оборудование, чтобы поработать на нем месяц. Ведь это не какие-то узкоспециализированные суда, а обычные промысловые, добывающие минтай, треску, камбалу и т. д. Это говорит о том, что мы можем лишиться морской переработки, и это проблема из проблем в период залповых подходов лосося к побережью Камчатки».

Количество вопросов о маркировке к председателю Ассоциации добытчиков лососей Камчатки не иссякает. Так бывает всегда при внедрении тех или иных новаций, не говоря уж о таких, о которых никто не предупреждал.

Тем не менее официально эксперимент уже признан удачным, пусть и на основании минимального количества информации от участников, непосредственно работающих в районах добычи и производства икры. Зато в нем активно поучаствовали подмосковные предприятия-фасовщики, которые, в отличие от камчатских рыбаков, не зависят от сезонности, катают баночки круглогодично, не имеют проблем с интернетом и с вывозом своей продукции, как и с ввозом маркировочного оборудования. Они заявили, что все у них хорошо. Вопрос лишь в том, что они будут маркировать, если с Камчатки, Сахалина, из Хабаровского края не придет икра.

Не умолкают споры и о том, как требование маркировки отразится на итоговой цене продукции. Затраты производителей оцениваются с учетом всех издержек всего-то в 1,67 рубля за одну марку, а это жалкая капля в непомерной цене высокомаржинального товара. Ведь что такое два дополнительных рубля за баночку ценой 500–600 рублей?

Но что скажет потребитель, когда эти же два рубля добавятся к цене банки рыбных консервов, а затем и всей рыбопродукции? По данным рыбопромышленников Дальнего Востока, не за горами требование маркировать и эти, более доступные по цене виды товаров с целью защиты рынка от контрафакта, а икра выступает «пробным шаром». Но на вопрос, как марка способна избавить рынок от браконьеров и их товаров, добросовестным производителям пока не ответили.

Мария ВЛАДИМИРОВА

17:05
890
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...