Русский краб идёт в обход

Русский краб идёт в обход

США запретили импорт российских морепродуктов. Но российского краба это, скорее всего, не коснется, ведь он протоптал на международный рынок обходные пути. Это хорошо для бизнеса. Но хорошо ли это для нашего государства?

Русские идут!

Американский рынок быстро стал приоритетным для наших добытчиков краба, когда они перешли на рыночные рельсы. Американцы были готовы платить самую высокую цену. Их не смущало, что объем российских поставок порой в разы превышал допустимый улов. Штаты гостеприимно встречали первых рыбных и крабовых олигархов из России, которые обзаводились там недвижимостью и создавали свои торговые фирмы.

Старожилы этого бизнеса должны помнить, как в 1990-х из Сиэтла в российскую экономзону приходила плавбаза «Рыбак Чукотки», переоборудованная под переработку краба, с целой армадой «трубовозов» (эти суда были построены для перевозки труб, а потом переделаны в краболовы). На борту добытчиков в качестве «вторых капитанов» находились американцы, которые и управляли промыслом.

С тех пор поток российской крабовой продукции в США был стабильно высоким. Но в последние годы он стал расти еще больше. Так, в 2021 году американские СМИ сообщили о резком увеличении (как минимум на 30 процентов) поставок из России в США королевских крабов (камчатского, синего, равношипого). Например, агентство новостей рыбного рынка Seafoodnews.com опубликовало такие данные за 2021-й (причем это статистика за неполный год): Россия экспортировала на рынок США 19,3 млн фунтов королевского краба или порядка 8,7 тыс. тонн. Другие источники приводят объемы в 10,5 тыс. тонн и больше.

Однако, согласно данным нашей таможни, в прошлом году из России в США было экспортировано ровно… ноль крабов. Откуда я взял эту цифру? Сейчас объясню.

Игра в нолики

На официальном сайте Федеральной таможенной службы есть раздел «Таможенная статистика», который позволяет получить любую информацию об импорте и экспорте. Для этого достаточно заполнить форму: указать, какие товары, страны и сроки тебя интересуют. Я указал США, 2021 год и выбрал из предложенного списка все виды крабовой продукции: живые крабы, свежие, охлажденные, мороженые и т. д. После обработки запроса сайт выдал ноль.

Я решил перепроверить результат. Направил запросы в Федеральную таможенную службу, в Федеральную службу государственной статистики с просьбой предоставить данные по экспорту крабов в США за прошлый год. Оба ведомства в ответ предложили мне найти эти данные самостоятельно на сайте ФТС, что я уже и сделал ранее.

Когда готовился этот материал, свою статистику по экспорту водных биоресурсов опубликовал центр «Агроэкспорт». Согласно ей, российские рыбаки поставили в 2021 году на международный рынок 75,3 тыс. тонн крабов. На первом месте по объему поставок – Республика Корея. Сюда экспортировано 38,1 тыс. тонн. На втором месте оказались Нидерланды (18,8 тыс. тонн). Далее идут Китай (15,4 тыс. тонн) и Япония (2,7 тыс. тонн). А где же растущие поставки в США?

Самое логичное объяснение такого расхождения российских и американских данных состоит в том, что краб может поступать в США не напрямую, а через третьи страны. В частности, через Республику Корею, что, наверное, и сделало ее лидером в приемке крабовой продукции из России. Есть ли в этом криминал?

Добро пожаловать в Пусан

Южная Корея давно работает в режиме транзита для дальневосточных компаний, экспортирующих водные биоресурсы. В самом этом факте криминала нет. Но, увы, транзитные возможности Кореи часто использовались с преступным умыслом. В качестве экскурса в историю процитирую служебную записку, подготовленную 20 лет назад Камчатской спецморинспекцией (была такая рыбоохранная структура, впоследствии упраздненная):

«Пусан за последние годы стал одним из важнейших центров российского рыбного бизнеса. Все чаще предложения иностранным покупателям на поставку российской продукции базируются на ценовых условиях «ФОБ Пусан», «франко-склад Пусан», «франко-холодильник Пусан». Свыше пятисот российских судов регулярно завозят сюда продукцию, причем в большинстве – с серьезными нарушениями правил промысла и транспортировки. Корейская таможня в своей статистике оставляет за скобками почти 80 процентов поставляемой в Корею российской продукции (свыше 550 тыс. тонн), которая с судов перегружается на таможенные склады-холодильники и затем по переоформленным документам вывозится в Японию, США и т. д.».

Южнокорейский транзит фигурировал и в уголовном деле холдинга «Восточные рыбные ресурсы», который был обвинен в незаконной добыче 9 тысяч тонн краба в 2007 году. Этот улов был легализован именно в Республике Корея, после чего продан в США от лица корейских компаний. Хотя американцы не могли не знать об истинном происхождении этого товара, ведь Корея данный ресурс в таких масштабах не добывает.

Те мрачные времена канули в историю. На промысле краба наведен относительный порядок. Неучтенный вылов минимален. «Отмывать» его в промышленных объемах больше не надо. С правительством Республики Корея подписан договор о сотрудничестве в области предупреждения браконьерства. Но исключает ли это махинации при экспорте российского товара через зарубежных посредников?

Чтобы ответить на этот вопрос, познакомимся с одним «кейсом», который я нашел на сайте Арбитражного суда Приморского края.

Через серую зону

В 2017 году Владивостокская таможня выявила скрытую взаимосвязь между одной приморской крабовой фирмой и ее контрагентом в Республике Корее. Взаимосвязь выражалась в том, что обе компании фактически контролировались одним и тем же лицом – гражданином России. По мнению таможни, южнокорейский контрагент использовался в качестве «прокладки»: приморская компания фиктивно продавала ему крабовую продукцию по заниженным ценам, занижая, соответственно, таможенную стоимость товара. Далее, как предполагается, краб отправлялся в США от имени южнокорейской фирмы уже по настоящей рыночной цене.

Таможня возбудила уголовное дело по факту уклонения от таможенных платежей в особо крупном размере и произвела корректировку таможенной стоимости продукции, проданной в Корею. Приморская компания – продавец оспорила в арбитражном суде решение таможни. Но суд оставил его в силе.

Уголовное дело было передано из Владивостокской таможни в полицию, где оно до сих пор находится на стадии предварительного расследования.

Аналогичные факты упомянуты в уголовном деле, в котором фигурирует дальневосточный бизнесмен Олег Кан. По версии следствия, его фирмы также занижали таможенную стоимость экспортируемого краба, который уходил подконтрольным иностранным компаниям, а неучтенную выручку переводили в офшоры, либо отмывали в России.

Сегодня таможенную стоимость вывозимых товаров заявлять не надо, таможенная пошлина не взимается. Однако смысл занижать продажные цены в контрактах при реализации продукции на экспорт, используя посредников из третьих стран, все еще есть. Ведь это позволяет некоторым недобросовестным бизнесменам скрывать от государства валютную выручку, оставляя ее на зарубежных счетах, уклоняться от уплаты налогов. И речь здесь не только про краба, но и про другие ресурсы. Например, про лосося.

С одной стороны, хорошо, что наша продукция, протоптав окольные тропы к иностранному потребителю, сможет обойти санкции и даже эмбарго. С другой – это не очень хорошо для нашего государства. Ведь оно не знает, по какой цене продается та часть национального ресурса, которая поступает на международный рынок через серую зону фирм-посредников. Впрочем, нетрудно сопоставить цены, указанные в контрактах, с актуальным рыночным ценником, чтобы увидеть, кто с государством нечестен. Было бы желание.

Вместо послесловия

С началом рыночных отношений в России не утихает спор о том, как наделять наши предприятия ресурсами, чтобы получить от них наибольшую пользу. Среди прочих предложений когда-то прозвучало и такое: отдать приоритет тем компаниям, которые покажут наибольшую прибыль с килограмма или тонны своей продукции. Такое условие мотивировало бы бизнес искать максимально эффективные пути использования ресурса, развивать переработку, не скрывать прибыль и гарантировало бы стране постоянный рост налоговых отчислений. В рыбной отрасли такая идея не прижилась сразу. Сейчас государство возвращается к практике квотных аукционов. А что дает аукцион? Единовременный платеж, который с учетом инфляции быстро теряет свой вес. В то же время, совершенно очевидно, что многие компании в нынешних условиях будут все больше тяготеть к серым схемам. В результате мимо российского бюджета проплывут немалые суммы, которые могли бы пригодиться стране в это нелегкое время.

Кирилл МАРЕНИН.

07:30
1059
А
13:19

Надо ещё учитывать тот факт, что рыбодобывающая отрасль насквозь заражена уголовными элементами, практически ими контролируется полностью и то, что называется словом «бизнес», на самом деле является воровством. Кроме того — власти прекрасно осведомлены об этом, но все в доле. Надо полностью менять всю структуру, но есть одна большая проблема: негде взять ответственных и честных людей на замену. 

Загрузка...