Если свет горит, значит ещё не катастрофа. 50 лет назад на Камчатке произошло сильное землетрясение

Если свет горит, значит ещё не катастрофа. 50 лет назад на Камчатке произошло сильное землетрясение

50 лет назад, 25 ноября 1971 года, вблизи Петропавловска произошло землетрясение, одно из самых сильных на Камчатке за историю наблюдений.

Землетрясение началось в 7 часов 36 минут по камчатскому времени. Его эпицентр находился под дном Авачинского залива на глубине примерно 120 километров. Магнитуда землетрясения составила 7,2. Сила толчков в Петропавловске доходила до восьми баллов. Все продлилось примерно 41 секунду. Многим горожанам эти секунды показались бесконечно долгими.

Цифры цифрами, но лучшее свидетельство о тех событиях – личные впечатления человека, пережившего землетрясения. Вот как тот день вспоминал годы спустя камчатский журналист Александр Маренин: «Жил я тогда в четырехэтажном мелкоблочном доме (сегодня именно такие дома признаны самыми сейсмоопасными и укрепляются в первую очередь). К тому же выяснится, что и моя улица Пограничная – одна из самых «шатких» в городе. Но это будет позже, а тогда я радовался своему счастью – жить в отдельной квартире с удобствами.

Мой будильник каждое утро звонил в 8.30 утра, а землетрясение началось раньше. Я не понял сразу, что происходит. Естественно, испугался, вскочил с дивана, и в это мгновенье в квартире погас свет. Была осень, и утром было темновато. Но все же я увидел, как затряслась мебель, как начали падать с полок книги, «заскакали» магнитофон на столе и телевизор на ножках в углу комнаты. Услышал звон бьющейся на кухне посуды. Сама по себе открылась балконная дверь. Что-то гудело, что-то скрипело, что-то рухнуло на пол. И тут до меня дошло – это землетрясение. Смешно, но не к месту вспомнилась фраза «Человек – царь природы!» Да никакой не царь.

Так же неожиданно, как и погас, зажегся свет. Понимаю, что слово не очень цензурное, но трудно подобрать более точное – в моей однокомнатной квартире царил бардак. На полу в кухне слой разбитой посуды, на полу комнаты – все, что еще пару минут назад было на столе. Телевизор (тот, что на ножках) почему-то стоял, как наказанный ребенок, «лицом» в угол. Самое большое горе для меня – упал и лишился пластмассовой оплетки совсем новый, самый «крутой» по тем временам магнитофон «Днипро» – моя любовь, моя гордость, на покупку которого я так долго копил деньги.

Какое-то время я сидел в оцепенении. Заниматься уборкой не хотелось. Хотелось к людям. Желательно к знакомым. И хотя было еще рано, я поехал на работу. Автобусы ходили как обычно, и очень скоро я оказался на Ленинской.

До начала рабочего дня был еще, как минимум, час, но на работу пришли практически все мои коллеги. Многие привели с собой детей, кто-то пришел с сумками или небольшими чемоданами.

Мужики собрались в холле, который служил одновременно и общей курилкой. Начали делиться впечатлениями и воспоминаниями. Сначала тягостными, мрачными. А потом оказалось, что рядом с неприятным нашлось место и для относительно смешного. Один рассказал, как в 4 часа ночи закончил, наконец, ремонт в квартире и усталый, но довольный, лег спать. А теперь нужно начинать ремонт по-новой. По словам другого, вчера он сильно «перебрал», само сейсмособытие проспал, а когда проснулся и все увидел, с испугу решил, что беспорядок – это дело его рук. Третьему показалось, что перед самым толчком забеспокоилась собака, и они с женой больше часа не спускали с нее глаз – ожидали нового «сигнала тревоги».

Постепенно все успокоились, начали собирать информацию. Выяснилось, к счастью, в городе никто не погиб. Травмы и переломы получили несколько курсантов мореходного училища – в казарме началась паника, и они выпрыгнули со второго этажа. Говорили, что закрылись некоторые магазины – подсчитывали убытки. Весь рабочий день делали, что положено, но думали об одном.

С работы отпустили пораньше. Вернулся домой. Тщательную уборку делать не хотелось. Тем более из литературы знал, что после «тряски» бывают, кажется, афтершоки. И значит, уборку придется повторять. Собрал осколки посуды в ведро и пошел к мусорному контейнеру. Чего в нем только не было! Разбитые телевизор, радиоаппаратура, стаканы, бокалы, тарелки, хрусталь. Лег спать на всякий случай в одежде.

К счастью, афтершока не было. Но через неделю или две сильно тряхнуло Усть-Камчатск. Но и там обошлось без пострадавших.

Несмотря на то, что в то время все дома в Петропавловске строились на 6 баллов, а тряхнуло на 8, выстояли все здания, но на некоторых появились трещины. Из жилья требующим срочного ремонта был признан только многоквартирный дом на Ленинградской. Все его жильцы были временно переселены в новый дом на 4 км. После очень сложного ремонта и укрепления стен (они стали массивней и уменьшили площадь квартир) никто из переселенцев возвращаться в него не захотел.

К чести той областной и городской власти, и остальные последствия землетрясения устранили довольно быстро. По всем квартирам прошлись комиссии и переписали все нужды горожан. Где надо, был сделаны косметические ремонты.

Да, кстати, насчет неожиданного отключения света во время землетрясения. Позже энергетики пояснили – на ТЭЦ стоит автомат, который при определенной силе подземных толчков обесточивает сеть. Это чтобы в случае катаклизма в городе не начались пожары, как это случилось в Токио в начале прошлого века. Так что с тех пор я знаю – если автомат на ТЭЦ не сработал – значит еще не катастрофа».

На фото – последствия землетрясения 1971 года.

1. Трещина в асфальте и грунте на территории морского порта.

2. Разрушение пристройки к цеху судоверфи.

3. Просадка грунта у здания управления порта.

4. Разрушение стены и карниза в здании из бутобетонных блоков. 

Если свет горит, значит ещё не катастрофа. 50 лет назад на Камчатке произошло сильное землетрясение 0Если свет горит, значит ещё не катастрофа. 50 лет назад на Камчатке произошло сильное землетрясение 1Если свет горит, значит ещё не катастрофа. 50 лет назад на Камчатке произошло сильное землетрясение 2
01:05
1462
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...