Рыбная отрасль: что было, что будет

Рыбная отрасль: что было, что будет

В конце декабря 2021 года президент Всероссийской ассоциации рыбопромышленников и председатель общественного совета при Федеральном агентстве по рыболовству Герман Зверев на площадке Primamedialiveответил на вопросы дальневосточных СМИ, в том числе и нашей газеты.

«Нарастающая неравномерность»

Отвечая на вопросы об итогах 2021 года, Герман Зверев охарактеризовал ситуацию в рыбохозяйственном комплексе так: «нарастающая неравномерность финансового состояния разных сегментов отрасли». По его словам, одни виды промысла сильно вырвались вперед, другие отстают.

«Совокупная выручка комплекса, в который входят добыча, аквакультура и переработка, уменьшилась за 9 месяцев 2021 года на 22 процента. В 2020 году за тот же период она составляла 547 млрд рублей, в 2021-м – 428 млрд. Наиболее существенное снижение произошло в сегменте морского рыболовства. Здесь главный пострадавший – минтаевая индустрия», – сказал Герман Зверев.

Несмотря на то, что отраслевая выручка упала, отраслевая прибыльность выросла. И выросла очень серьезно – почти на 50 процентов. Причем рост произошел в третьем квартале и начале 4-го, на которые приходятся лососевая и крабовая путины. Именно эти два вида промысла сейчас показывают наибольшую прибыль, оставив позади промысел минтая, сардин иваси, скумбрии и т. д.

«Показателем того, что финансовые обороты сбоят, является снижение вылова. Предприятия не наращивают вылов, потому что нет роста стоимости товарной продукции. Мы видим снижение вылова минтая на сто тысяч тонн по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, пищевой пелагики – на 40 тысяч тонн», – отметил Герман Зверев.

Что касается такого показателя, как экспорт, по словам президента ВАРПЭ, по итогам 10 месяцев 2021 года данный показатель вырос в деньгах на 7,4 процента, хотя упал в тоннаже. Это стало результатом скачка экспортной стоимости только одного из экспортных товаров – крабов.

«Доля крабов в экспортной выручке российской рыбной отрасли, которая еще три года назад составляла менее 25 процентов, сейчас составляет уже 42 процента. Таким образом, весь прирост долларовой выручки произошел за счет резкого удорожания только одного товара из экспортной корзины. В то же время по такому товару, как минтай, который долгое время был экспортной «дойной коровой», произошел провал поставок на экспорт и в натуральном выражении (тоннах), и в долларах. Положительная динамика в экспорте по итогам года очень неустойчивая, хрупкая. Перед отраслью стоит задача использовать другие виды водных биоресурсов для укрепления своих позиций на внешнем рынке», – сказал Герман Зверев.

Товаром, который может обеспечить укрепление экспортных позиций, становится филе минтая. Рост его производства вызван ограничениями на поставки продукции в Китай (в основном продукции с низкой степенью переработки).

«Предприятия, столкнувшись с серьезными проблемами сбыта, переориентировали работу промыслового флота, стали думать над другой географией поставок. В 2008 году, когда я только возглавил Ассоциацию добытчиков минтая, ежегодный объем производства филе минтая на Охотоморской путине составлял 25–30 тысяч тонн. В 2021 году – больше 100 тысяч. Была подтверждена правота руководства Ассоциации добытчиков минтая, которое приняло решение сертифицировать промысел по стандарту MSC. Это создает страховочную сетку для наших предприятий на внешнем рынке. Мне даже трудно представить, что было бы, если бы сейчас у минтаевой индустрии не было экологического сертификата, если бы она не смогла продавать филе минтая за рубеж. Это означало бы такой финансовый удар, который в новейшей истории был бы сопоставим с лососевой катастрофой 1983 года», – сказал Герман Зверев.

Он напомнил, что европейский рынок филе минтая во многом был создан российскими компаниями. Потом мы его потеряли, а сейчас опять отвоевываем у американцев.

«Возможно, на карте еще есть точки, где ждут нашу рыбу и готовы платить за нее. Но, конечно, главной такой точкой является наша страна», – подчеркнул президент ВАРПЭ.

В поисках новых ресурсов

Каким ресурсом будет обеспечено отечественное рыболовство в ближайшие годы? Это для рыбной отрасли – вопрос № 1. Ответ на него должна дать программа приоритетных экспедиционных морских и пресноводных ресурсных исследований ВНИРО на 2022 год, которая предусматривает 293 вида исследований.

По словам Германа Зверева, в программе на 2022 год четко определен приоритет Дальнего Востока. Это видно по такому виду исследований, как морские научные экспедиции. Главным способом его измерения являются судо-сутки работы научно-исследовательского флота. На 2022 год запланированы 1 697 судо-суток исследований. Из этого количества 957 судо-суток (47 процентов) приходится на Дальний Восток. При этом пятая часть бюджета рабочего времени, которая выделяется на экспедиционные исследования, будет посвящена исследованию лосося. Научные работы будут идти не только в исключительной экономической зоне России, но и за ее пределами.

Единственное, что беспокоит рыбацкое сообщество, – это возможная передача бюджетных средств для финансирования отраслевых научных учреждений из государственной программы «Развитие рыбохозяйственного комплекса» в госпрограмму «Научно-технологическое развитие Российской Федерации». Это предполагает, что управление рыбохозяйственной наукой фактически перейдет от Федерального агентства по рыболовству к Министерству науки и высшего образования.

«Мы предполагаем определенные сбои, связанные с тем, что изменится система администрирования», – отметил Герман Зверев.

В октябре 2021 года все рыбацкие ассоциации направили обращения председателю правительства с просьбой оставить отраслевую науку в структуре рыбохозяйственного комплекса.

«Пока с нами не согласились на сто процентов, но я убежден, что мы должны вновь и вновь обращаться к власти, говоря о том, что рыбохозяйственная наука должна финансироваться в рамках отраслевой государственной программы», – сказал президент ВАРПЭ.

Тема ресурсного обеспечения идет в связке с вопросом о продолжении государственной программы инвестиционных квот, которая предполагает перераспределение существующей ресурсной базы. По мнению Германа Зверева, в обсуждении будущего инвестквот, которое длилось весь минувший год, нет конфликта между инициатором программы (Росрыболовством) и рыбаками.

«Основные тезисы, с которыми выступил руководитель Росрыболовства Илья Шестаков, не стали новостью. Безусловно, будет обсуждение деталей. Но по основным принципам есть согласованное мнение. С моей точки зрения в этом большая заслуга Ильи Шестакова», – считает президент ВАРПЭ.

Страховка от неурожаев

Президент ВАРПЭ рассказал об идее страховочных фондов, которая обсуждается в рыбацком сообществе. Прежде всего, речь идет о страховании лососевого промысла.

«История 2020 года, когда путинный прогноз не оправдал ожиданий, заставила задуматься о создании такого фонда. Он мог бы основываться на базе саморегулируемой организации, в которую входили бы в том числе рыбопромышленники, представители науки, независимые эксперты. Предприятия могли бы из собственных средств либо средств страховых организаций компенсировать часть своих расходов в неурожайный год. Эта идея пока в зародыше. Она требует обсуждения. Но мне кажется, что она могла бы быть полезной», – считает президент ВАРПЭ.

Еще один фонд предлагается создать за счет средств горнорудных компаний, деятельность которых может нанести ущерб водоемам рыбохозяйственного значения.

«Идея серьезной финансовой ответственности горнорудных компаний за последствия их действий начинает обретать материальную силу. Страхование – показатель цивилизованности делового оборота, когда бизнес живет не по принципу «авось пронесет», а создает финансовую подушку безопасности на случай чрезвычайной ситуации», – сказал Герман Зверев.

Избежать маятника

1 марта 2022 года вступит в силу приказ минсельхоза № 793, который утвердит новые правила ветеринарно-санитарной экспертизы и лабораторных исследований улова и продукции. Рабочая группа по реализации механизма «регуляторной гильотины» в сфере рыболовства, сопредседателем которой является Герман Зверев, согласилась с этим документом. Но у рыбацкого сообщества о приказе неоднозначное мнение.

«Совершенно понятна эмоциональная окрашенность высказываний представителей отрасли. Ветеринарно-санитарный контроль в существующем виде превратился в серьезное финансовое обременение. Высшая школа экономики в 2019 году оценила расходы рыбопромышленных предприятий, связанных с выполнением требований в сфере ветеринарного и санитарного контроля, в 13 млрд рублей ежегодно», – сказал Герман Зверев.

По его мнению, этот вид контроля необходимо реформировать, избегая эффекта маятника, который может качнуться в обратную сторону.

«Я не хочу, чтобы мы стали жертвой такого маятника. Для этого реформа ветеринарного контроля должна происходить последовательно, поэтапно и учитывать три позиции», – уверен Герман Зверев.

По его словам, первое, что надо учесть, – это законодательная база, включая законодательство Евразийского экономического союза. Второе – доказанные расчеты, которые показывают убытки предприятий. Третье – интересы других сегментов бизнеса, на которые ветеринарное законодательство также влияет. В качестве примера взаимодействия с другими видами бизнеса Герман Зверев привел сотрудничество с отечественным ритейлом в ходе обсуждения проекта правил о ветеринарно-санитарной экспертизе.

«Доля ритейла в валовом внутреннем продукте РФ – сейчас вторая после нефти и газа. Это мощный игрок, располагающий гигантским финансовым и административным влиянием. Мы сделали все, чтобы уйти от конфликта между двумя бизнес-сообществами. В ходе совместного обсуждения был предложен взвешенный документ, который существенно меняет в лучшую сторону систему ветеринарно-санитарного контроля, – сказал Герман Зверев. – Я убежден, что решение, к которому мы пришли, не идеальное, но оптимальное. Оно будет опорой, на которой можно стоять и делать следующий шаг к дальнейшему совершенствованию ветеринарно-санитарного контроля».

14:30
2183
Семён Семёнович
19:03

Посмотрел эфир уважаемого Германа Зверева. Но не понятно вот что. По его версии Россия потеряла свое место на мировом рынке филе минтая в 2001-2002 годах, потому что была введена система экологической сертификации MSC. Но почему нашу нишу сразу заняли американцы? Они что заранее обзавелись сертификатами, когда сертификации еще не было? По здравому рассуждению и у русских рыбаков и у американских были равные возможности и равное время чтобы сертифицировать свой промысел. Но почему-то американцы это сделали сразу, а наши проснулись только годы спустя. Или я не прав? 

Загрузка...